Срочно
Истребитель Су-33 разбился при посадке на крейсер «Адмирал Кузнецов»
5 декабря
6 168

Адвокат по делу Pussy Riot: "Насчет семи лет я не знаю, но несколько могут дать точно"

Здесь и сейчас
5 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
В деле Pussy Riot появились следы экстремизма. Сегодня адвокаты девушек, задержанных по подозрению в организации панк молебна в Храме Христа Спасителя, рассказали, что их подзащитным грозит новое обвинение. Сейчас им вменяют статью "хулиганство", максимальное наказание по ней 7 лет лишения свободы, однако в дело может быть еще включен "экстремизм".
Как выяснилось, часть материалов дела еще в начале мая полицейские отправили в следственный комитет на проверку. По ее результатам могут возбудить еще одно дело по экстремистской 282-ой статье.
Сегодня адвокаты впервые показали журналистам оригинал видеозаписи, которая была сделана в храме Христа Спасителя в тот самый день.
Ранее в сети и в материалах дела фигурировал только клип группы Pussy Riot, в котором использовались и съемки в Храме Христа Спасителя, и в других местах, а также была наложена собственно песня "Богородица, Путина прогони". На оригинальной записи видно, что девушки провели на амвоне храма не больше 30-40 секунд, музыки там вообще не звучало, они выкрикивали отдельные фразы, но тех самых крамольных строчек про патриарха Кирилла и тогда еще премьера Владимира Путина не произносили.
С нашим гостем Марком Фейгиным, адвокатом по делу Pussy Riot, мы поговорили о возможном изменении хода по делу об участницах панк-молебна Pussy Riot в Храме Христа Спасителя.

Арно: Скажите, что такого в этой записи экстремистского усмотрел Следственный комитет?

Фейгин: Вы знаете, передавали ведь в Следственный комитет не эту запись, а часть материалов уголовного дела. Видимо, поскольку мы можем об этом судить из двух из семи томов, как раз посвящены, собственно, видеоклипу, о котором шла речь. Это художественное произведение, в котором есть полный текст из четырех куплетов. Действительно, звучат фразы, которые можно счесть оскорбительными, что не является составом уголовного преступления 213 части 2. И эти материалы действительно отправлены в Следственный комитет. Мы можем только предполагать, что, возможно, это какой-то страховочный способ для того, чтобы в случае, если дело, которое сейчас расследуется и уже фактически пришло в стадию ознакомления со стороны защиты, если оно будет складываться ровно таким же образом, как шло следствие, по 213-й части 2 «хулиганство, совершенное группой лиц, по предварительному сговору», то нельзя исключать, что по 282-й экстремистской статье Следственный комитет возбудит уголовное дело и будет его расследовать параллельно и вновь. Так что это, скорее страховочный вариант такой.

Казнин: Как бы, наверное, ответили на это следователи? Это все домыслы все-таки пока, это ваше предположение, которое может и не оправдаться.

Фейгин: В смысле, домыслы?

Казнин: Вы вот так говорите, что могут быть…

Фейгин: Понимаете, следствие руководствуется своими соображениями, интересами того, чтобы действительно дело, рассмотренное в суде - сейчас предъявлено обвинение по статье 213-й части 2 - выглядело убедительным, обоснованным и законным. Сторона защиты имеет отличное от следствия мнение. Уверяю вас, мы будем иметь отличное и в случае возбуждения по 282-й статье Следственным комитетом. Это не голословная вещь. Дело в том, что в материалах дела по ходатайству следствия проводились экспертизы. Их три. Это комплексные психолого-лингвистические экспертизы, две из которых определенно свидетельствуют о том, что не то, что 282-й, и 213-й части 2 там нет. Есть масса всяких вещей, которые существенны для рассмотрения дела в суде, когда оно до него дойдет, и будет рассматриваться дело по существу, но в настоящий момент определенно у защиты есть мнение, что в деле имеется явный ангажемент со стороны власти. И поэтому, так сказать, удивляться тому, что вдруг будет возбуждено Следственным комитетом дело по 282-й статье, не приходится в принципе. Так что, исходя из этих всех соображений, мы допускаем, что это такой действительно страховочный вариант.

Арно: А когда вы в последний раз видели девушек? Что они по этому поводу говорят? И вообще, как они себя чувствуют?

Фейгин: Вчера я их видел всех троих в следственном изоляторе. Чувствуют они себя очень хорошо. Да, очень хорошо. Сегодня у них нет особых проблем нахождения в изоляторе: более-менее все текущие бытовые, разные другие проблемы решены. А что они думают по этому поводу? Знаете, они особо ничего не думают. Они сидят, ждут, как будут складываться события.

Арно: Всегда казалось, что они довольно ярко реагируют на все, что происходит, и какие заявления делают.

Фейгин: В условиях изоляции это сильно осложнено тем, что нет, кроме адвокатов, доступа ни к кому бы то ни было еще.

Арно: Но, тем не менее, там периодически какие-то и письма они писали, и делали какие-то заявления.

Фейгин: Я выносил эти письма, мне ли не знать. Я вас уверяю, сейчас уже ситуация изменилась и выносить никакие письма уже не представляется возможным. Только маленькие короткие бытовые записки.

Арно: Могут ли они видеть детей своих маленьких?

Фейгин: Нет.

Казнин: А когда уже начнется рассмотрение дела по существу?

Фейгин: Вот смотрите, у нас предстоит две весьма существенных стадии. У нас 24 июня заканчивается срок содержания под стражей, который был избран им, как известно, на суде 19 апреля. Всем известно, суд судьей Ивановой – помните, через день там на нее с топором напали - в суде первой инстанции Таганского суда срок содержания их под стражей был продлен еще на 2 месяца.

24 июня, где-то за пять дней будет новый суд в суде первой инстанции о продлении снова на 2 месяца, поскольку дело хоть и завершено, но знакомство с ним займет известное время, как потерпевшими, так и нами, стороной защиты. Потом, собственно, обвинительное заключение будет передаваться в прокуратуру и только потом начнутся предварительные слушания. Я осторожно предположу, что это где-то ближе к сентябрю.

Казнин: Скажите, если дело, рассмотрение пойдет по наиболее удачному для девушек сценарию, то есть, не будет 282-й статьи, все останется в рамках того, что сейчас уже есть, будут эти экспертизы приобщены к делу, которое?..

Фейгин: Да, это составная часть дела.

Казнин: Вот они будут рассмотрены и их, собственно, тоже учтут. Чем все это может закончиться? То есть к сентябрю вынесут приговор какой-либо?

Фейгин: Нет, в сентябре только начнется суд.

Казнин: А, только начнется... Но, тем не менее, какая нижняя планка там?

Фейгин: Это может быть и штраф.

Казнин: И просто штраф, и они могут выйти условно?

Фейгин: Да, это может быть и условный срок, и они тоже выйдут. Их могут признать виновными, но назначить наказание, не связанное с лишением свободы, или зачесть тот срок, который они к тому моменту будут находиться под стражей - это уже будет больше 6 месяцев – и это вполне может быть зачтено судом, в случае вынесения обвинительного приговора. Они могут выйти на свободу. Это уже потом сторона защиты будет обжаловать это решение, соответственно в конституционном порядке и далее, и далее в ЕСПЧ и так далее. Но вы знаете, это инвариантная система, то есть это может сложиться и так, это может сложиться по-другому. Во многом, как это ни странно, это будет зависеть от некоего такого политического рисунка в стране. Если ситуация будет столь же реакционной, как буквально сейчас, то шансов не очень много, что они выйдут.

Арно: Раз уж мы рассмотрели самый лояльный вариант, давайте все-таки, надеюсь, до этого не дойдет, но все же, если 282...

Фейгин: Тогда это может быть рассмотрено дело даже по совокупности, или закончится одно дело и будет рассматриваться следующее. Такое возможно. Дело в том, что предметом исследования по 282-й статье, наверняка может быть клип. В нем, с точки зрения следствия, может быть найден какой-то состав преступления по этой статье. Но это уже решать Следственному комитету, возбудит он дело по этой статье или нет, потому что сейчас это пока вопрос. Наличие экспертиз в деле, двух экспертиз из трех, свидетельствует о том, что как раз состава нет по квалифицирующим признакам этой статьи. Но как поведет себя Следственный комитет, я не берусь предугадать. Но в худшем варианте, даже и без возбуждения 282-й статьи, рассмотрение двух дел по совокупности предъявленных обвинений, уверяю вас, ну сказать о том, что могут им дать максимальный срок в 7 лет, я не знаю, это будет решать суд, но дать несколько лет может определенно.

Казнин: Скажите, простите за юридическую неграмотность, а в таком деле возможно примирение сторон?

Фейгин: Нет.

Казнин: То есть невозможно?

Фейгин: Нет. Дело не может прекратиться без суда. Оно может, в случае, если будут обнаружены, например, со стороны прокуратуры, какие-то существенные нарушения законности, оно может быть возвращено на доследование и так далее. Нет, оно точно кончится судом.


Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.