Адвокат Мурад Мусаев: уверен, что пропавшего свидетеля по делу Буданова пытали следователи

Здесь и сейчас
18 января 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В деле об убийстве Юрия Буданова – пропал главный свидетель защиты. Этот человек, как говорят адвокаты, видел убийцу Буданова. В суде он так и не успел дать показания.

Зовут свидетеля Алексей Евтухов, последней его видела племянница – вызывала ему такси в аэропорт Барнаула, Виктор, как раз, собирался лететь в Москву давать показания. Но на рейс он так и не зарегистрировался.

Сейчас единственный обвиняемый в убийстве Буданова – Юсуп Темерханов. Его адвокат, Мурад Мусаев, говорит, что только пропавший свидетель мог достоверно сказать – Темерханов совсем не похож на того человека, который стрелял в полковника.

Мы обсудили тему пропавшего свидетеля с адвокатом единственного обвиняемого Юсупа Темерханова – Мурадом Мусаевым.

Казнин: Пропал?

Мусаев: Пропал.

Казнин: Сообщение пришло в 21.13 «Свидетель по делу Буданова заявил, что не пропадал, просто поменял номер телефона», - заявил он журналистам.

Мусаев: Нам очень хотелось бы в это верить, но, к сожалению, родственники Евтухова не в курсе того, что он не пропадал и, не переставая, звонят моим уважаемым коллегам и спрашивают о судьбе Александра Евтухова. Он уже прибывал в Москву в понедельник и должен был выступить в суде, но вдруг государственные обвинители попросили перерыва на неделю. Нам и так стоило больших трудов обеспечить явку Александра Евтухова в Мосгорсуд, лететь ему пришлось из Новосибирска. Он обещал вернуться. Проблемы у него возникли уже по пути домой, в аэропорту «Домодедово». Около 11 часов вечера его задержали и всю ночь продержали где-то в районе «Сокольники».

Кремер: На каком основании?

Мусаев: Безо всяких, на наш взгляд, оснований. По крайней мере, ему ничего не предъявляли. Его всю ночь учили тому, как себя надо вести: нельзя общаться с адвокатами, слушать только оперативных сотрудников, они будут его встречать и провожать, и показания он должен будет давать такие, какие они посчитают необходимыми.

Кремер: Вы, тем не менее, каким-то образом взаимодействовали с ним и его семьей?

Мусаев: Александр Евтухов – один из основных свидетелей обвинения. Он видел, как стреляли в Буданова. Он запомнил номер машины, на которой уехал убийца. Он вызвал скорую и милицию. И он на следствии был дважды допрошен. И он описал убийцу – молодого человека спортивного телосложения, 1.75 м, со светлыми волосами. Кто видел Юсупа Темерханова, знает, что это описание ему совершенно не соответствует. Именно по этой причине прокуроры не захотели вызывать его в суд. Тогда мы ходатайствовали о его допросе в судебном заседании. И судья постановил, что даже повестки выписывать не будет, мол, защите надо, пусть сама и ищет свидетеля. И мы нашли его. Теперь он свидетель защиты. И когда мы попробовали допросить его в минувший понедельник, имел место откровенный саботаж. В тот же день вечером на него попытались надавить. Этого оказалось недостаточно, потому что, прилетев в Новосибирск во вторник, он тут же позвонил адвокату и сообщил о том, что с ним произошло. Он попросил о том, чтобы ему предоставили адвоката, чтобы он мог по этому поводу обратиться в следственные органы. Договоренность была следующей: адвокат Алексей Егоров полетел в Барнаул рейсом №217 в ночь с четверга на пятницу, и рейсом №218 он должен был вернуться вместе с Евтуховым. Утром в пятницу в Москве они должны были пойти в Следственный комитет, чтобы написать жалобу. А в понедельник он должен был быть допрошен в Мосгорсуде. Алексей Егоров, как и договорились, прилетел в Барнаул. Ждал на посадке до последнего, пока трап не убрали, а Евтухов не явился. Мой коллега начал выяснять, где он находится. Ему сказали, что он прошел регистрацию он-лайн, но до посадки не дошел. Тогда  он связался с родственникам Евтухова, и те сообщили, что племянница, которая живет в Барнауле, посадила его на такси, проводила, но, к сожалению, до аэропорта он так и не доехал. Я не знаю, что там происходило в 21.00. В полдевятого его жена была с нами на связи, его племянница была на связи. Телефон его с раннего утра до вечера был выключен.

Кремер: Он сообщил, что не пропадал, а изменил телефон, и что 21 января даст показания на очередном заседании по делу об убийстве  Буданова в Мосгорсуде.

Что это будет за заседание?

Мусаев: Должно состояться то заседание, которое было саботировано в минувший понедельник.

Казнин: Вы не думаете, что он может сам принимать решение?

Мусаев: Безусловно, нет. Потому что за два-три часа до того, как пропасть, он купил билет, зарегистрировался на рейс, договорился с адвокатом, и вдруг просто не дошел до самолета. Если бы он просто поменял номер телефона, его супруга не обращалась бы в полицию, его родственники в Новосибирске и в Барнауле не звонили бы адвокатам и не били бы в набат.

Кремер: Ваша версия -  на него давят?

Мусаев: Уверен, что на протяжении сегодняшнего дня он находился в неволе, как минимум.

Кремер: Кто может быть заинтересован давить?

Мусаев: Сотрудники линейного отдела полиции в аэропорту Барнаула сказали Алексею Егорову, что его забрали ребята из ФСБ. Попытка подтвердить это официальным путем ни к чему не привела. Я не знаю, что они собираются придумать. Евтухов – не наша креатура, это человек, который допрошен дважды на предварительном следствии, и который дважды дал одинаковые показания о внешности убийцы. Человек, допрошенный следователями, не адвокатами.

Кремер: Вы ждете, что Евтухов откажется от своих показаний?

Мусаев: Мне сложно гадать, но я знаю, что в этом деле теперь возможно все.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.