Адвокат Марии Бароновой: моей подзащитной не станет лучше, если Пономарева привлекут к делу о Болотной

Здесь и сейчас
11 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Депутата Госдумы Илью Пономарева назвали организатором массовых беспорядков на Болотной площади 6 мая. По крайней мере, так сегодня заявил свидетель по этому делу со стороны МВД – полковник Дмитрий Дейниченко.

В ходе судебного процесса по Болотному делу полицейский, руководивший операцией на Болотной, рассказал, что именно «Пономарев вместе с Сергеем Удальцовым организовывал беспорядки». Депутат, который проходит свидетелем по этому делу, допускает, что власти могут изменить его статус на подозреваемого. Для этого, правда, Пономарева нужно лишить депутатского мандата.

Обсудим сегодняшний день в Мосгорсуде, где допрашивали первого свидетеля обвинения, начальника центра специального назначения сил оперативного реагирования МВД по Москве Дмитрия Дейниченко, с нашим гостем, адвокатом обвиняемой по делу о Болотной Марии Бароновой Сергеем Бадамшиным.

Казнин: Почему допрашивали два дня?

Бадамшин: Очень большой объем показаний, очень много вопросов к этому свидетелю. Это очень важный свидетель – замначальника оперативного штаба, который руководил силами правопорядка именно на месте. Он находился за цепочкой оцепления и видел все, что происходило. Он дает достаточно объемные показания, в том числе много вопросов есть у адвокатов. На сегодняшний день допрос не завершен, мы будем завтра продолжать.

Кремер: Что меняет в ходе дела тот факт, что он назвал сегодня это массовыми беспорядками, организованными Пономаревым и Удальцовым?

Бадамшин: Термин «массовые беспорядки» им назвал в бытовой смысле слова, как он это понимает, а не в юридическом, как мы должны рассматривать в рамках предъявленных обвинений. Он в своих показаний не подтвердил ни одного факта, то есть в рамках того, что предъявляют нашим подзащитным, и наоборот иногда даже опровергает те факты, которые пыталось обвинение предъявить подзащитным. Кроме того, он фактически вышел за права, которые ему предоставлены как свидетелю, и вместо того, чтобы рассказывать о том, что он видел, что он слышал непосредственно, дал юридическую оценку действиям других лиц. Он не имеет права давать такие формулировок. Все это может обернуться тем, что Илья Пономарев просто подаст гражданский иск и защите чести и деловой репутации и выиграет его.

Казнин: На ваш взгляд, что самого главного сказал за эти два дня господин Дейниченко?

Бадамшин: Он сказал очень много.

Казнин: Что может повлиять на результат?

Бадамшин: Из существенного: он подтверждает те формулировки, которые звучали в той самой справке, о которой в апреле стало известно – он писал справку по результатам обеспечения общественного порядка города Москвы 6 мая. Эта справка составлялась им 6 мая. Это был единственный не связанный с политикой документ, неполитизированный документ, составленный обычным полицейским, где говорится, что в результате проведения мероприятий органами внутренних дел по обеспечению общественного порядка и безопасности чрезвычайных происшествий не допущено. Чрезвычайным происшествием являются массовые беспорядки?

Кремер: Он сегодня дал какие-то пояснения в суде по поводу этих слов?

Бадамшин: Эти пояснения он как раз должен дать уже завтра. Он к этому все подводит. Он дает показания формулировками из этих документов. Понятно, что ему очень хочется представить это как массовые беспорядки, но он сам же опровергает, говорит, что это были локальные массовые беспорядки. Этот человек является руководителем центра специального назначения, то есть он фактически руководит ОМОНом города Москвы и всем спецназом. Он не просто какой-то прапорщик, который может сказать на свой обыденный взгляд о тех событиях на Болотной площади. Это профессионал. И даже он не может сформулировать, что происходило на Болотной площади.

Кремер: Отвечал ли он на вопросы о готовящихся провокациях, о которых ему и его коллегам было известно заранее до того, что произошло 6 мая?

Бадамшин: Этот вопрос в справке как раз был тоже озвучен изначально, что они имели информацию о возможном проведении несогласованных акций. На мой вопрос, какую оперативную информацию они имели - суд попытался снять этот вопрос, переиначил его немножко - он сказал, что информацией они обладали, но это составляет государственную тайну. Суд не настоял. Свидетель обязан отвечать на любые вопросы, а он отказался отвечать.

Кремер: Если Илью Пономарева сейчас все-таки обвинят в организации массовых беспорядков, как это скажется на вашей подзащитной Марии Бароновой?

Бадамшин: На Маше точно это не скажется никоим образом. Дай бог, чтобы Илье Пономареву не предъявили данные обвинения. Если бы были на то основания, они бы это уже сделали в рамках дела Удальцова-Развозжаева.

Кремер: Почему вы так уверенно это говорите? Насколько я понимаю, произошел некоторый конфликт между Марией Бароновой и Ильей Пономаревым ровно после того, как Илья Пономарев пошел в Следственный комитет и дал некоторые показания, которые позже были выложены в Интернет в количестве 27 страниц. По сути Илья Пономарев дал показания на Марию Баронову.

Бадамшин: Да, Илья Пономарев действительно ходил в Следственный комитет, ходил без адвоката, то есть можно было наговорить 27 страниц текста, который якобы ты пытаешься по собственной инициативе сказать, то есть сказал, что пошел помогать Маше давать защищающие ее показания, но получилось так, что без адвоката в Следственный комитет нельзя ходить никому. Следователям достаточно одного-двух предложений, поймать свидетеля на каких-то хитростях, противоречиях и дальше уже обличающе использовать со своими трактовками. Достаточно небольшое предложение было использовано в качестве обоснования предъявленного обвинения и заключения по Марии Бароновой. Но ухудшение его положения никак не скажется в лучшую сторону для Маши.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.