Адвокат ЛГБТ-активистов и «Болотного дела» Архипов: они обвиняют меня в краже трансгендера, а он улетел за границу и просто оставил мне машину

Здесь и сейчас
19 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Полиция обыскала дом адвоката, главы ассоциации адвокатов «За права человека» Евгения Архипова. Причем, ворвались в дом без документов на обыск. Архипов – известный и адвокат, и гражданский активист, в частности, он защищает по «Болотному делу» одного из фигурантов – Александра Каменского.

Правда, как объяснили сами полицейские, к Архипову пришли по другому делу – об участнике ЛГБТ‑движения Романа Сорокина, которого также защищает Архипов. Причем адвоката обвинили в том, что похитил собственного подзащитного. В чем суть дела? Нам рассказал сам Евгений Архипов.

Давлетгильдеев: Расскажите, где вы сейчас находитесь, и что происходит вокруг?
Архипов: Я нахожусь у себя дома, я окружен сотрудниками полиции, я забаррикадировался в доме. Неслучайно совершенно удалось закрыть дверь, когда были арестованы активисты, которые у меня гостили из Ростовской области, за то, что они находились у меня дома и не нарушали паспортный режим,  то есть они не находились в Ростове, мне удалось закрыть дверь. Я забаррикадировался и не пускаю сотрудников полиции к себе в дом. А так у меня были проведены обыски, по всем комнатам прошлись сотрудники полиции, перерыли все мои вещи, в частности документы, связанные с адвокатской тайной, те документы, которые они не имеют права проверять. Тем не менее, это было все перерыто, пересмотрено. Никаких постановлений об обыске не было, есть какой-то рапорт, что в моем доме находится похищенный Роман Сорокин, якобы руководитель пресс-службы моей, Юлия Гусейнова, является организатором банды похищения Романа Сорокина и вымогает деньги у матери. Хотя мать здесь, в Москве, тоже была сегодня задержана в Басманном УВД, три часа просидела и без объяснения была отпущена.
  Я хочу подчеркнуть, в связи с чем сотрудники так разволновались, мы сегодня планировали мероприятие в 18.00 в связи с 22 годовщиной августовских событий на Лубянской площади. Рядом с Соловецким камнем мы хотели выйти с акцией, называется она «Радужный феникс», посвящена она тому, что в нашей стране фактически идет дискриминация ЛГБТ-сообществ, людей, которые придерживаются вот такой ориентации, по их принадлежности. Мы считаем, что это недопустимо, мы считаем, что это чистого рода фашизм. И мы решили в связи с тем, что наши спецслужбы вмешиваются в деятельность гражданского общества, постоянно пытаются его расколоть, а у нас были до этого попытки в связи с проведенной акцией в поддержку ЛГБТ-сообщества возле МВД, попытались нас расколоть, сотрудники ФСБ приехали, начали распускать разного рода слухи, в том числе и про меня, как адвоката, объясняли, что с таким адвокатом нельзя иметь дело.
Мы решили выйти с протестом против вмешательства спецслужб в деятельность гражданского общества, чтобы спецслужбы не вмешивались в гражданские организации, чтобы они не нарушали Конституцию, чтобы они не нарушали права и свободы человека и не нарушали право на свободу ассоциаций. В том числе и поддержать ЛГБТ-сообщество, которых преследуют. А мы считаем, что преследуют наравне, сейчас Владимир Петрович Лукин все-таки считает, что не с гитлеровской Германией, а я считаю, что с гитлеровской Германией. Потому что те шаги, которые сейчас предпринимаются в отношении людей по их сексуальной ориентации, то, что против них сейчас устраиваются массовые репрессии, возбуждаются уголовные дела, это ни что не есть как фашизм в чистом виде. То, что организовываются всякого рода проправительственные организации, которые направлены на выживание этих людей из страны, их избивают. Как с Романом Сорокиным, в отношении которого было сфабриковано уголовное дело. Сейчас дана команда - уничтожить ЛГБТ-сообщество, уничтожить людей с другой сексуальной ориентацией, естественно, я как правозащитник, адвокат, считаю, что этого не должно быть. Это аморально, с точки зрения общечеловеческих ценностей это негуманно. Это преступление против человечества.
Давлетгильдеев: А где все-таки находится Роман?
Архипов: Он уехал, оставил просто у меня машину. Он сказал: «Я лечу через аэропорт Домодедово», на какую-то встречу с гражданскими активистами, на обучение по поводу гражданской деятельности, и чтобы не украли, он оставил машину у меня. Он оставил машину, сел в такси, меня даже дома не было, я на работе был, прошел наш таможенный пограничный контроль, купил билет и улетел. Обвинять в том, что мы кого-то похитили, это бред. Ситуация, связанная с тем, что меня попросили допросить в качестве свидетеля по этому делу, по делу Романа Сорокина, это связано с тем, чтобы вывести меня из дела, как адвоката, чтобы была потом возможность меня преследовать. Я, естественно, отказался давать свидетельские показания, если правоохранительные органы попытаются что-то сделать, я считаю, что это грубейшее нарушения законодательства РФ. Я считаю, что недопустимо какое-либо давление, никаких постановлений. Никаких решений правоохранительных органов, кроме каких-то дешевых рапортов полицейских, я не увидел. Никаких документов для оснований проведения обыска, тем более у адвоката, я спецсубъект, у меня не так просто провести обыск, у них нет.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.