Адвокат крымской журналистки, допрошенной ФСБ: «Нас, жителей Крыма, все больше лишают возможности выбора информации»

Здесь и сейчас
14 марта 2015
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Тимур Олевский
Теги:
СМИ

Комментарии

Скрыть

Корреспондент «Центра журналистских расследований» Наталья Кокорина была задержана и допрошена сотрудниками ФСБ в Крыму. Допрос проходил около 6 часов. Сама Кокорина заявила, что ее допрашивали в качестве свидетеля. 

Впрочем, особых деталей нет. Тимур Олевский попытался выяснить их у адвоката Кокориной Джемиля Темишева. 

Олевский: Расскажите, почему журналист вообще оказалась на этом допросе и какие к ней претензии у Федеральной службы безопасности?

Темишев: Дело в том, что Наталья работала в Центре журналистских расследований. Имеется сайт в интернете, и на этом сайте была размещена статья о батальоне «Крым». И Федеральная служба безопасности усмотрела в размещении данной статьи признаки состава преступления, предусмотренные статьей 280 Уголовного кодекса Российской Федерации — это публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации.

Олевский: Их смутило, что батальон называется «Крым», но ведь не Кокорина его так назвала.

Темишев: Нет, дело в том, что в самой статье имеются призывы вернуть Крым в состав Украины.

Олевский: От лица бойцов батальона «Крым»?

Темишев: От лица бойцов батальона «Крым». Просто эта статья была размещена на сайте общественной организации «Центр журналистских расследований». Именно с этой организацией и сотрудничала Наталья.

Олевский: Эта организация зарегистрирована как средство массовой информации?

Темишев: Да.

Олевский: Вы же понимаете, что средства массовой информации как раз для того и созданы, чтобы рассказывать обществу о том, что думают самые разные участники событий часто конфликтных с обеих сторон противостояния, и, наверное, для общества важно понимать, что есть люди, которые, в том числе, хотят, чтобы Крым вернулся в состав Украины. Вот это как-то обсуждалось во время опроса, допроса, вообще к каким выводам пришел следователь?

Темишев: Следователь посчитал, что в действиях Натальи нет состава преступления. И мою клиентку допрашивали в качестве свидетеля. Само следственное действие проходило в нормальной обстановке.

Олевский: Без психологического давления?

Темишев: Да, особых претензий у меня нет. Мои претензии изначально заключались в том, что когда проводился обыск, адвокату не дали возможность беспрепятственно зайти в квартиру, где проводился этот обыск, несмотря на то, что Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, а именно часть 11-я статьи 182 УПК предусматривает, там прямо указано, что адвокат имеет право присутствовать и находиться во время проведения обыска в отношении своего клиента, либо в отношении лица, на территории собственности которого проводится данный обыск. Это требование следствием было проигнорировано.

Олевский: Да, это нарушение. Скажите, а почему так болезненно по сравнению даже с другими российскими регионами российские спецслужбы те или иные реагируют на любые упоминания о существовании людей, которые не разделяют устремлений Крыма и его вхождения в Российскую Федерацию, требуют восстановления справедливости и возврата Крыма Украине и прочее? Это абсолютно локальная крымская история — зачищают поляну или другие вы можете найти основания?

Темишев: Этот вопрос терзает меня не в меньшей степени, чем вас. Ответить на него должны, прежде всего, те сотрудники правоохранительных органов, которые инициируют многочисленные уголовные дела.

Олевский: Они что, сомневаются в том, что большинство крымчан хотят жить в составе России? Как будто так происходит.

Темишев: Я думаю, что это отголоски или новые веяния той совковой системы, в которой всем нам пришлось жить очень долго и от которой мы, казалось бы, избавились навсегда. Это все, видимо, возвращается вновь. Раньше в Крыму подобные происшествия были просто нонсенсом. Я не припомню, чтобы задерживали журналистов, обыскивали, закрывали телеканалы, возбуждали уголовные дела. Максимально, что я лично припомню — это иски о защите чести и достоинства деловой репутации. И то это расценивалось как беспрецедентное давление на журналистов. Сейчас те времена кажутся нам просто золотыми.

И я хочу сказать, что я как адвокат защищал интересы Натальи и приехал туда даже не как адвокат, защищал даже не интересы Натальи, а интересы жителя Крыма, свои собственные интересы и свое право получать информацию из разных источников. А я уж сам приму решение, чему мне верить и какие выводы делать. К сожалению, нас, жителей Крыма, и меня конкретно все больше и больше лишают возможности выбора этой информации. Если и в дальнейшем будут проводиться обыски, если будут закрывать газеты, телекомпании, будет проводиться такое давление, журналисты не смогут говорить и показывать то, что они видят.

Олевский: Я ваше мнение услышал, и это вместе со мной сделали зрители телеканала Дождь. То время, о котором вы говорите, это было не ФСБ, а СБУ и совсем другие законы в республике Крым.

Фото: news.allcrimea.net

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.