Адвокат Горохов: в «деле Магнитского» должны появиться новые фамилии

Здесь и сейчас
13 сентября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Бывший замначальника «Бутырки» Дмитрий Кратов – единственный обвиняемый в деле о смерти Сергея Магнитского – сегодня отказался признать себя виновным в халатности.
На первом судебном заседании, по существу которое прошло сегодня в Тверском суде, он заявил: «Те условия, в которых я работал, не позволяли мне должным образом осуществлять свои обязанности». Кроме того, Кратов сообщил, что Магнитский скончался не в «Бутырке», а в СИЗО «Матросская тишина», где «ему не была оказана квалифицированная помощь».

Кратов обвиняется по статье «халатность», по версии обвинения, он не проконтролировал лечение Магнитского, поручал проводить процедуры неквалифицированному персоналу, не приглашал для консультаций специалистов-хирургов. Однако адвокаты семьи Магнитского просили суд переквалифицировать статью на более тяжкую – истязание и убийство, – в чем суд отказал. Мать погибшего юриста сегодня не давала показаний, сославшись на плохое самочувствие. Следующие слушания по делу единственного обвиняемого по громкому делу перенесены на начало октября.
Кратова уже называют «назначенным обвиняемым»: именно на него, по мнению правозащитников, возложат всю вину за гибель юриста, чтобы отвести удар, в том числе и международного правосудия, от чиновников МВД и уголовно-исполнительной системы. С нами в студии Николай Горохов, адвокат семьи Магнитского.

Что за условия не позволили господину Кратову исполнять свои прямые обязанности?

Николай Горохов: Я не считаю, что эти условия были такими, какие указывает Кратов. Всё зависит непосредственно от человека, поскольку к Кратову неоднократно обращался и Сергей Магнитский, и адвокаты, представляющие  интересы Сергея Магнитского, а также была на приеме у него мама Сергея, Наталья Николаевна Магнитская. Тем не менее, ни одно из обращений не было рассмотрено должным образом. Более того, эти обращения исчезли неизвестно куда.

В то время, когда Сергей находился в заключении, Вы сами с Кратовым не общались?

Николай Горохов: Нет, я представляю только интересы его мамы, Магнитской Натальи Николаевны.

В сегодняшнем процессе Кратов чувствует себя, как все говорят, «назначенным обвиняемым» - то есть действительно на него свалятся все шишки, для того, чтобы никто больше не пострадал? Какую он вообще играет роль?

Николай Горохов: Я считаю, что действия Кратова были невозможны, и смерть Сергея была невозможной без содействия других сотрудников правоохранительных органов, в том числе и сотрудников Следственного комитета МВД Российской Федерации, при участии которых Сергей оказался под стражей.

Вы будете называть их фамилии, у Вас есть какие-то данные? Вы будете настаивать на выделении каких-то эпизодов в отдельное производство, на возбуждении дополнительных уголовных дел? Или, если Кратов будет осужден, на этом вы удовлетворитесь?

Николай Горохов: Нет, удовлетворения никакого не будет, потому что необходимо, чтобы все виновные лица понесли заслуженное наказание.

Сегодня было заявлено в суде несколько ходатайств – порядка десяти, - я о некоторых из них хочу поговорить, в том числе о ходатайстве об отводе судьи и обвинении ее в предвзятости. Как Вы сможете это прокомментировать?

Николай Горохов: В ходе предварительного слушания судья лишил нашу сторону права заявить ходатайство, которое возможно на данной стадии. При этом в протоколе судебного заседания было отмечено, что иных ходатайств у сторон не имеется, что было абсолютной неправдой; также в протоколе мы не нашли возражений на действия председательствующего, которые подлежат обязательному внесению в протокол. Мной были составлены замечания и представлены судье вместе с аудиозаписью, которая мной велась и о которой была предупреждена судья. Судья отказалась удовлетворить замечание, и в протоколе судебного заседания, когда рассматривала эти замечания, указала, что вызывать меня не имеет смысла, а прослушивать аудиозаписи – нецелесообразно, то есть ее все устраивает. Поэтому мы считаем, что суд неправильно действует – особенно судья Неверова, - и сегодняшний процесс показал, что суд не заинтересован в гласности, поскольку для судебного процесса над единственным пока обвиняемым в смерти Сергея Магнитского был выбран самый маленький зал. Было отказано в интернет-трансляции и перенесении судебного заседания в зал, который отвечает требованиям и удобствам. Второй адвокат, который представляет интересы вдовы Сергея, Жариковой Натальи, вообще сидел за одним столом с секретарем судебного заседания.

У Вас есть какой-то предварительный список фамилий, которые могут быть еще Вами внесены для рассмотрения дела, если суд пойдет на то, что только Кратов виновен в смерти? Готовитесь ли Вы как-то к этому решению?

Николай Горохов: Все эти фамилии обозначены в заявлении Натальи Николаевны Магнитской о совершении преступления этими лицами и до настоящего времени еще не рассмотрены.

Будет ли допрошен зампред Следственного комитета Пескарев?

Николай Горохов: Мы заявляли ходатайство о вызове его в судебное заседание, но получили отказ. Он был в списке.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.