Адвокат Богатенковой: ее отпустили после шквалистого напора СМИ. Почему из изолятора выпустили правозащитницу-инвалида, которая расследует гибель солдат

Здесь и сейчас
20 октября 2014

Комментарии

Скрыть

Правозащитницу Людмилу Богатенкову освободили из СИЗО и назначили ей меру пресечения в виде подписки о невыезде. Об этом Дождю сообщили в «Комитете солдатских матерей» («Матери Прикумья») города Буденновска и Буденновского района Ставропольского края. В данный момент правозащитница находится дома. Следователь изменили меру пресечения на подписку о невыезде.

Адвокат Андрей Сабинин рассказал Дождю подробности освобождения из СИЗО.

Желнов: Андрей, подтвердите информацию о том, что Людмила Богатенкова сейчас находится дома? И когда будет суд? Как долго будет действовать эта мера пресечения – домашний арест? До суда, я так понимаю.

Сабинин: Да, она действительно дома. Сегодня утром ее освободили постановлением  следователя, но не домашний арест. Мера пресечения изменена на подписку о невыезде.

Желнов: Богатенкова находится сейчас в каком городе?

Сабинин: Богатенкова находится в Буденновске в своей квартире. Она очень плохо себя чувствует, очень высокое давление. Сейчас решаем вопрос о госпитализации.

Желнов: То есть ее из Пятигорска отвезли в Буденновск на машине?

Сабинин: Уголовное дело возбуждено 17 числа, 18 числа суд ее арестовал. Тут же ее увезли в изолятор, изолятор на нее посмотрел и просто не принял, потому что таких людей помещать в изолятор нельзя.  Ее этой же машиной увезли обратно, две ночи она провела в местном изоляторе местной полиции, в изоляторе временного содержания. И сегодня утром пришел следователь и объявил ей подписку о невыезде. То есть фактически через двое суток решение суда об аресте было отменено следователем. Он по закону на это право имеет.

Желнов: А что сказали в самом изоляторе пятигорском, они не захотели ее принимать по каким причинам?

Сабинин: Она толком объяснить не может – ей не очень хорошо сейчас. 210 давление, таблеток напилась. А в изоляторе, как она поясняет, на нее посмотрели и сказали: «Мы не можем принять такого больного человека в следственный изолятор для содержания». У нее огромная грыжа, у нее очень высокое давление, гипертония второй степени. Она инвалид второй группы, она диабетик. Таких людей в изоляторе только умерщвлять можно, а не содержать.

Желнов: Она находилась в одиночной камере последние два дня в КПЗ?

Сабинин: Не могу сказать, не успел выяснить.

Желнов: А что это за прецедент, когда следователь сам принял решение изменить меру пресечения?

Сабинин: На самом деле это не инцидент. Следователь имеет право.

Желнов: Я имею в виду в таком ускоренном темпе, сам явился в КПЗ. Что на это повлияло – общественный резонанс? Следователи не часто в нашей практике спустя несколько дней изменяют меру пресечения.

Сабинин: Я таких ситуаций не знаю и ни об одной такой ситуации не слышал. Для меня она совершенно уникальная.

Желнов: А в чем тогда уникальность?

Сабинин: Уникальность в том, что в субботу суд арестовал, а в понедельник следователь освободил. Что могло случиться в уголовном деле, которому сегодня всего лишь третий день сегодня, за воскресный день, чтобы та общественная опасность, которая была заявлена в субботу, вдруг себя исчерпала. Как 73-летний инвалид, который вообще передвигается с трудом, мог скрыться от следствия и оказать какое-либо противодействие его ходу?

Желнов: Мы помним подобную практику в кировском суде, когда был приговорен к заключению Алексей Навальный. Там вопрос был решен в течение одного дня, а даже не трех, как в случае с Богатенковой.

Сабинин: Я думаю, что такой напор СМИ, в основном интернет-изданий, буквально за один день обрушилась информация о задержании и аресте, я думаю, что это в том числе привело к этому результату. Наверное, одумались, что ли.

Желнов: Какое обвинение сейчас?

Сабинин: Обвинение предъявлено по статье 159 часть 3 – мошенничество. Обвинение я комментировать пока не могу.

Желнов: Андрей, а в какой области мошенничество?

Сабинин: Я не могу пока комментировать фабулу обвинения.

Желнов: Вам удалось поговорить с Людмилой после ее освобождения сегодняшнего?

Сабинин: Да, конечно. Мы сейчас разговариваем.

Желнов: А она рядом с вами сейчас?

Сабинин: Да, она рядом.

Желнов: А могли бы трубку передать? Буквально один-два вопроса.

Сабинин: Я не могу сейчас этого сделать.

Желнов: Вы считаете, что общественный резонанс повлиял на такой конечный исход этого дела? Точнее не исход, но…

Сабинин: Я считаю, что очень сильно повлиял общественный резонанс. Ставропольские интернет-издания очень многие отметились на этот счет. Поэтому не без этого или можно сказать, что даже в первую очередь это. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Присоединяйся к 71 001 подписчику Дождя
Оформи подписку