Адвокат бирюлевской овощебазы: торговля фруктами и овощами стала политически опасной, будем менять профиль

Здесь и сейчас
14 января 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Судьба печально известной овощебазы в Бирюлеве снова оказалась в центре внимания. Сегодня истек срок запрета на ее работу. Сергей Худяков, адвокат компании «Новые Черемушки», контролирующей предприятие,  заявил сетевому изданию «Лента.ру», что в ближайшее время овощебаза снова откроется. Судебные приставы подтвердили «Интерфаксу», что исполнительное производство окончено.

Обсудили эту тему с нашим гостем – Сергеем Худяковым, юристом компании «Новые Черемушки».

Казнин: Открывается база в том же виде, в каком она закрылась 90 дней назад, или какие-то изменения произошли?

Худяков: 90 дней назад «Новые Черемушки» закрывались как действующее работающее предприятие. Все-таки простой любого предприятия в течение такого срока не может не отразиться. Сейчас перед руководством стоит вопрос о том, чтобы сначала возобновить внутреннюю работу, работу внутренних служб. С сегодняшнего дня туда вошли представители технических служб «Новых Черемушек», которые проверили помещения на предмет того, нет ли протечек, работает ли отопление.

Казнин: По сути, ничего не изменилось?

Худяков: В дальнейшем нужно возобновить работу бухгалтерских служб, отдела кадров, других внутренних служб. И я так понимаю, в дальнейшем будет приниматься решение относительно того, в каком формате будут работать «Новые Черемушки», потому что бизнес, который касается овощей и фруктов в последнее время, к сожалению, в силу этих событий стал социально-опасным и политизированным. Поэтому наверняка будут приниматься решения, чтобы заняться более экономически выгодным бизнесом без стрессовых ситуаций со стороны реакции населения.

Таратута: Каким менее рискованным?

Худяков:  Я так понимаю, руководство будет искать те ниши, которые на сегодняшний день…

Таратута: Овощебазы перепрофилируются…

Казнин: Например, в вещевой рынок? Или что там может быть?

Таратута: Или в столярную мастерскую.

Худяков: Она может перепрофилироваться в хранение мебели…

Казнин: Склад.

Худяков: Дело в том, что «Новые Черемушки» - это огромный складской комплекс. Как овощебаза он был построен еще в советское время перед Олимпиадой. Соответственно, одно из немногих предприятий, которые в период приватизации не изменило свой профиль…

Таратута: Простите, пожалуйста. Это очень важно, на самом деле. Получается, из ваших слов, что у нас теперь не будет овощебаз, поскольку это слишком политически опасный бизнес. То есть овощей не будет.

Худяков: Вы де сами прокомментировали и сказали в самом начале по поводу того заявления, которое сделал представитель Московского правительства…

Таратута: Это его работа – делать политические заявления.

Худяков: Социальный взрыв. «Новые Черемушки», со своей стороны, в полной мере прочувствовала меру ответственности, так как те нарушения, которые были выявлены на «Новых Черемушках» в обычной практике проверки тянут в лучшем случае на предписание устранить нарушение в течение недели или две.

Таратута: Мы, собственно, об этом и говорим. Так получилось из ваших слов, что это такое информационное перетягивание каната. Ваша компания говорит о том, что совершенно невиновата в народном сходе и погроме, в убийствах, а власть говорит: «Нет, все-таки овощебаза пусть продолжает считаться виновной, и, конечно, мы восстанавливать работу не будем». А сейчас вы становитесь на позицию мэрии и признаете вину? 

Худяков: В самом начале я хотел немножко поправить, я не являюсь юристом «Новых Черемушек», я являюсь адвокатом, который представляет интересы «Новых Черемушек». Поэтому, что касается изменений наших позиций, они практически ничем не изменились, более того, я как адвокат продолжаю вести интересы «Новых Черемушек» в суде. В настоящий момент в Мосгорсуде находится кассационная жалоба на постановление о приостановлении, так как мы считаем, что это незаконно. Но как адвокат я своих  клиентов предупредил о том, что раз есть вступившее в законную силу решение, мы обязаны его исполнять. Написано, что мы должны в герметичном баке закрыть 8 люминесцентных ламп, и на это нам отводится три месяца, как бы не казалось это абсурдным, дали нам три месяца, три месяца отрабатывается закрытие 8 люминесцентных ламп.

Казнин: Не верится, что не шли все эти дни переговоры, которые бы сейчас вылились в какое-то конкретное решение. Я имею в виду переговоры с местной властью, с префектурой, с округом. Ведь говорилось конкретно об открытии каких-то логистических центров на месте, в том числе базы.

Худяков: Знаете, по поводу логистических центров, когда я слышал выступление, то мне порой казалось, что это не соответствует тому, что есть на самом деле. Дело  в том, что «Новые Черемушки» в свое время, являясь крупнейшей плодовоовощной базой, в середине 90-х годов приняло решение умышленно уйти от того, чтобы быть монополистом на российском и московском рынке. И было принято (решение на территории «Новых Черемушек» находится порядка 20 больших складов) запустить туда около 20 арендаторов, и пусть они между собой конкурируют и вырабатывают максимально выгодные условия. Именно через этих арендаторов происходила поставка всем крупнейшим сетям, которые есть в Москве, и я думаю, пожалуй, в России. Поэтому говорить о том, что те сети, которые снабжают Москву, пользовались услугами каких-то заштатных компаний, очень сложно. Это и был, по сути, что ни на есть максимально современный логистический центр. Другое дело, что в силу определенных обстоятельств так сложилось, что «Новые Черемушки» оказались под ударом.

 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.