Адвокат Сергея Полонского: сам бизнесмен не считает свое дело политическим, это мнение одного следователя

Здесь и сейчас
13 января 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

«Россия продолжит добиваться экстрадиции Сергея Полонского, несмотря на решения суда Камбоджи», - заявляет источник агентства «Интерфакс». Ранее адвокат предпринимателя Александр Карабанов сообщил, что камбоджийские власти решили не выдавать российского бизнесмена России.  

Местный суд не нашел в действиях предпринимателя уголовной составляющей и, соответственно, не нашел и оснований для его выдачи. В России Полонского подозревают в мошенничестве в связи с делом в отношении дольщиков жилищного комплекса «Кутузовская миля». Он заочно арестован, и Москва требовала экстрадиции Полонского. Кстати, в Камбодже он уже отсидел под арестом несколько месяцев в местной тюрьме по обвинению в  лишении свободы местных жителей (говорят, что нападал на местных моряков). Однако после этого он вышел на свободу и, несмотря на подписку о невыезде, перебрался в Израиль. По данным агентства РАПСИ сейчас в Камбодже уголовное дело против Полонского закрыто, а вопрос об экстрадиции на родину отложен на неопределенный срок. Адвокат Сергея Полонского Александр Карабанов рассказал Тихону Дзядко о том, возможна ли экстрадиция Полонского в Россию.

Фото/AP

Дзядко: Заявляют неофициальные источники, агентство «Интерфакс», что Россия продолжит добиваться экстрадиции Полонского. В свете решения камбоджийского суда, которое стало известно сегодня, насколько, как вам кажется, у России есть шансы добиться желаемого или все-таки на этом поставлен крест?

Карабанов: Я еще несколько месяцев назад сказал, что у российской прокуратуры нет шансов экстрадировать Сергея Юрьевича Полонского на тех основаниях, по которым ему предъявили обвинение в мошенничестве, потому что, по большому счету, и уголовной составляющей там нет. Данный факт, данное наше мнение защиты подтвердил камбоджийский суд, это официальная позиция, это официальная позиция и суда, и, безусловно, власти Камбоджи. Мало того, что на сегодняшнем судебном процессе были международные наблюдатели, которые, по большому счету, согласны с той формулировкой, которая была написано именно в протоколе судебного заседания, что в действиях Полонского нет никакой криминальной составляющей. То есть это дело исключительно гражданского права. Обидно то, что мы кричим об этом в России уже несколько месяцев, нас слышит весь мир, нас слышит Камбоджа, но пока, к сожалению, нас не слышат именно следственные органы России. Я думаю, что мы сейчас сместим фокус полностью на работу по московскому уголовному делу и все-таки добьемся смены вектора расследования. Полонскому, как минимум, должны поменять меру пресечения – подписку о невыезде хотя бы под залог, а как максимум, должна все-таки справедливость и закон восторжествовать, и дело в отношении Полонского в Москве должно быть прекращено.

Дзядко: А успели ли вы уже пообщаться со своим клиентом после решения камбоджийского суда? Как сам Сергей Полонский отреагировал на его отказ об экстрадиции России?

Карабанов: Я со своим доверителем общаюсь несколько раз в день каждый день. Я утром с ним сегодня разговаривал. Для нас это не было неожиданностью, потому что мы верим в торжество закона. Все документы, подтверждающие отсутствие оснований для экстрадиции, мы предъявили в суд 9 числа, они были достаточно весомые. И сегодня судья, взвесив все основания, все доказательства, выслушав представителей Интерпола, рассмотрев документы, полученные из прокуратуры РФ, вынес решение об отсутствии основания для экстрадиции. Я так думаю, что именно в формате Камбоджи здесь поставлена жирная точка относительно его экстрадиции. Кроме того, с Полонского сняты все обвинения, Полонский был выпущен из зала суда. И сейчас, по большому счету, юридически он имеет право покинуть территорию Камбоджи. Действительно, это пока не отменяет заочный арест, не отменяет заочное объявление в розыск Интерпола, тем не менее, есть страны, которые Полонского с удовольствием примут, не имея в виду Россию. Например, Англия, Швейцария, Израиль.

Дзядко: Если я правильно понимаю, теперь у Камбоджи никаких претензий к Сергею нет, соответственно, его правовой статус там определен следующим образом – его правовой статус такой же, как у любого гражданина этой страны или иностранца, находящегося в Камбодже. Он может заезжать и выезжать из страны, заниматься там, чем хочет. Верно?

Карабанов: Абсолютно верно. Да, это абсолютно правильно. Тем не менее, Сергей Юрьевич от своего намерения вернуться на территорию РФ не отказывается. Для него действительно принципиально важно приехать, разобраться с уголовным делом, которое есть. Наша позиция, что дело расследуется с одним лишь вектором, что Полонского в свое время вывезли за территорию РФ, Полонский намерен возмещать ущерб дочкам, которым был причинен по объективным экономическим, скажем так, факторам, которые на тот момент сложились. Еще раз повторюсь, что в том числе судом Камбоджи при международных наблюдателях был зафиксирован тот факт, что именно по действующему российскому законодательству, когда соинвесторы заключают договор со строителем, они несут по российскому законодательству равные риски. Обвинять Полонского в том, что он затянул сроки, это очень неправильно с точки зрения позиции права российского, потому что все инвесторы несут равную ответственность. Тем не менее, Сергей Юрьевич хочет довести свой проект до конца, потому что он уважает свое имя и является честным бизнесменом. Если до настоящего времени проект пока не завершен, это исключительно форс-мажорное основание, которое, по большому счету, в свое время затронуло не только российскую экономику, но и всю мировую. Еще раз говорю – умысла именно в недосроке в два месяца не было, это объективные экономические факторы.

Дзядко: Мы теперь знаем, что к Сергею Полонскому нет уголовных претензий, во всяком случае, так решил камбоджийский суд. А в России суд считает иначе – суд считает, что действия Сергея Полонского являются уголовно наказуемым деянием. С чем вы связываете такую разницу в отношении двух судебных систем? Означает ли это, что в России есть политическая или какая-то другая подоплека под теми претензиями, которые у следственных органов есть к вашему доверителю?

Карабанов: Вы знаете, я верю в законодательство РФ, я считаю, что Россия – это правовое государство. По большому счету, большей разницы между законодательством российским и камбоджийским либо законодательством цивилизованной европейской страны нет. Здесь принципиальный вопрос какой? В Камбодже дело дошло до суда, когда суду были предъявлены все доказательства, и судья вынес решение. В данном случае то, что сейчас происходит в Москве, это мнение отдельного следователя, который вынес, по нашему мнению, преждевременные, незаконные решения такие, как предъявление обвинения Полонскому. Перед определением обвинения необходимо было проведение ряда экспертиз. Именно в результате экспертиз должен быть сделан вывод, что именно умысла, а это ключевое для мошенничества, умысла не было. Были объективные экономические факторы, это как любой бизнес, есть направление бизнеса, который приносит доход, а есть, который временно находится в состоянии, скажем так, заморозки или без движения. Это бизнес, там нет никакого мошенничества.

Так вот это мнение следователя, есть незаконное решение об объявлении его в розыск федеральный и в дальнейшем в Интерпол. Почему незаконно? Избрать меру пресечения в виде ареста по российскому законодательству возможно лишь только в отношении людей, которые совершили насильственные преступления либо особо тяжкие. Полонский не совершал ни одного насильственного преступления, это исключительно спор хозяйственных субъектов права. Мы оспариваем мнение следователя, мы не оспариваем правовую систему, мы не оспариваем позицию суда, суда еще не было. А вот следователь  совершил процессуальную ошибку, поторопившись объявить Полонского в розыск.

Дзядко: Но эта процессуальная ошибка следователя – это ошибка или сознательное решение?  

Карабанов: Я надеюсь, что это ошибка, потому что я верю и в российскую правоохранительную систему и в российскую судебную систему. Действительно, нам, адвокатам, сложно доказывать невиновность своих клиентов, потому что, к сожалению, в отличие от системы других стран правовых, в России у адвоката меньше способов именно вступления в рабочий диалог со следователем.  То есть у следователя по сравнению с адвокатом больше возможностей именно доказывать свою позицию какую-то. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.