Адвокат Аграновский о новом деле Развозжаева: реакция на нашу жалобу в Страсбург

Здесь и сейчас
4 декабря 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

На Леонида Развозжаева, уже обвиняемого в организации беспорядков в Москве и разбое, завели новое уголовное дело – о незаконном пересечении границы.

Следственный комитет возбудил новое уголовное дело против Леонида Развозжаева – на этот раз его заподозрили в незаконном пересечении границы. Сам оппозиционер сейчас содержится в СИЗО.

Следствие предполагает, что Развозжаев уехал на Украину по билету, купленному на паспорт брата, так как побоялся ареста. В Следственном комитете  подчеркнули, что Развозжаев пытался  скрыться от следственных органов, поскольку знал о проверке по следам показанного на НТВ фильма «Анатомия протеста-2». Дело о незаконном пересечении границы, согласно российскому Уголовному кодексу, должно расследоваться ФСБ. Однако Следственный комитет уже попросил передать дело ему. Ранее пограничная служба Украины заявляла, что Развозжаев находился на территории страны с 16 по 19 октября. При этом о том, что он въезжал, либо выезжал по чужим документам, пограничники не говорили. По словам самого активиста, с территории Украины, где он просил политического убежища, его похитили и под угрозами заставили сознаться в совершении преступления. После ареста Развозжаев от своих показаний отказался. Оппозиционера обвиняют в организации беспорядков во время митингов, а также в разбое. По версии следствия, в девяностые годы оппозиционер ограбил бизнесмена в городе Ангарске, вынеся у него из дома 500 сурковых шапок.

Адвокаты оппозиционера обжаловали в Басманном суде Москвы и обратились с заявлениями в Генпрокуратуру и Следственный комитет,  чтобы оспорить подписку о неразглашении, которую потребовали у них следователи.

Эту тему ДОЖДЬ обсудил с адвокатом Леонида Развозжаева Дмитрием Аграновским.

Шакина: Действительно имеет место тот факт, что Леонид выехал в Киев по паспорту брата? Он же имел тогда полное право выезжать за границу, тогда никакой подписки о невыезде у него не было, как я понимаю.

Аграновский: Я не могу это комментировать, потому что официально сообщено, что возбуждено дело, обвинения ещё не предъявляли, свою позицию Развозжаев не обозначил. Я, как его адвокат, связан его позицией. После предъявления обвинения, после того, как он будет попрошен - да, пожалуйста. Хотя я уверен, что нас по этому делу тоже попытаются под подписку о неразглашении подогнать, чтобы мы потом не могли озвучить правду.

Шакина: Вы не можете комментировать, что он по чужому паспорту выезжал, или тот факт, что тогда у него не было подписки о невыезде?

Аграновский: Я вообще не стал называть всё это фактами, поэтому не могу пока комментировать. Я не могу пока комментировать действия Следственного комитета, потому что это продолжение предыдущих действий. Это своего рода реакция на решение Европейского суда, но я не могу комментировать это дело, потому что на сегодняшний день мы не знаем официальную позицию  Леонида Развозжаева. Я, как адвокат, с этой позицией связан.

Шакина: А почему вам кажется, что это реакция на решение Европейского суда?

Аграновский: Мне не кажется, я уверен в этом абсолютно.

Шакина: А чего Следственный комитет может добиться в связи с решением Европейского суда? И расскажите, пожалуйста, поподробнее об этом решении.

Аграновский: 28 ноября мы направили просьбу о срочном вмешательстве в порядке статьи 40, регламента Европейского суда. 30 ноября Европейский суд известил нас, что заведено производство Развозжаев против России и Украины по тем данным, которые мы изложили - по похищению. Европейский суд также запросил у правительства России и Украины дополнительную информацию по этому случаю.

Шакина: А чего можно добиться с заведением ещё одного дела на Развозжаева?

Аграновский: Я так понимаю, что это просто способы надавить на Развозжаева, вывести как-то его из себя, заставить его нервировать. Конечный итог, я так понимаю, чтобы он, может быть, вернулся к признательным показаниям. Потому что мне почему-то кажется, что в этом деле ничего, кроме показаний фигурантов нет и не будет. Например, даёт «Новая газета» интервью с Таргамадзе, где он говорит, что таких людей он не знает и никогда с ними не встречался. В ответ появляется интервью с некой девушкой. Мы так думаем, что в ответ. Потом Европейский суд принимает экстренные меры экстренного реагирования, а в ответ появляется сегодняшнее дело. Это такая игра, как шахматы, в которой на кону человеческая жизнь.

Шакина: Относительно дела разбоя с шапками, ведь ровно сегодня теоретически должен истекать срок давности. Это повлияет как-то на дело?

Аграновский: Конечно, по этому эпизоду дело должно быть прекращено. Если Развозжаев согласится с обвинением, дело должно быть прекращено немедленно, если не согласится, то тогда суд должен решить вопрос о его виновности. Если суд его оправдает, то понятно, если признает виновным, то тогда освобождает его от наказания. Какие-то негативные последствия, связанные с этим делом, минимизированы. Для нас главное негативное последствие - отправка его в Иркутск, ради этого дело и затевалось, как нам кажется.

Шакина: Но теперь его в Иркутск совершенно точно не отправят?

Аграновский: Всё может быть. Если он и дальше не будет давать показания, я не знаю, что дальше может быть.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.