Абрамов: «Большинство министров ушло в минус»

Здесь и сейчас
3 октября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
КОФЕ-БРЕЙК. Заместитель главы ВЦИОМ Константин Абрамов назвал тройку «любимых» и «нелюбимых» министров.

Суханов: Правительство уходит практически в историю - то правительство, которое мы сейчас имеем. Мы его любим?

Абрамов: Мы его неоднозначно оцениваем. Данный рейтинг, индекс одобрения деятельности все-таки не в целом правительства, а в конкретных его персоналий, конкретных министров, многие из которых выдержали очень длинный марафон, который скоро, уже в мае следующего года, закончится. Всем известно, что будет новое правительство. И тем более интересна оценка россиян деятельности нынешних министров.

Суханов: У нас уже сформировались так называемые любимчики. Это, конечно же, премьер, господин Шойгу, глава МЧС, и еще несколько министров. К этим лидерам прибавился кто-то? Может быть, лидеры поменялись?

Абрамов: Знаете, нет. Лидеры не меняются в течение последних лет. Другое дело, что в последнее время мы констатируем тот факт, что так называемый рейтинг неодобрения растет, а одобрение несколько падает. Исходя из этого, индекс, который составляется из разницы этих двух рейтингов, большинство министров ушло в минус. Только в тройке призеров, в тройке тех, кого в большей степени любят, чем не любят наши граждане, осталось три человека. Это, конечно, премьер-министр – его не мерим, он отдельно идет с президентом, отдельный рейтинг. Конечно, это Шойгу – на первом месте, он всегда был самым любимым нашим министром, мы называем его «Бэтмен для россиян», человек, который всегда приходит на помощь в сложных ситуациях. На втором месте тоже стабильно министр иностранных дел Сергей Лавров. Он вызывает симпатию большинства россиян.

Суханов: И наверное, мне кажется, россиянок.

Абрамов: Наверное. В принципе, если учесть, что более активно интересуются политикой все-таки дамы, женщины, то, конечно же, россиянок. На третьем месте стабильно вице-премьер Сергей Иванов. Даже в какой-то момент мы фиксировали серьезный рост, когда было ожидание того, что вполне возможно, он может стать следующим президентом, приемником. Потом снижение, но все равно он остается любимцем россиян.

Суханов: Объяснима ли природа такой любви? Любовь не меняется почему? Ведь к власти всегда были больше претензии, власть, скорее, была нелюбима. А смотрите, сколько лет, а любимчики все те же. Почему, чем это объясняется?

Абрамов: Для того, чтобы раскладывать этот рейтинг или индекс, существует несколько факторов, которые на него влияют. Конечно же, одним из них является личная харизма того либо иного персонажа, это достаточно серьезно влияет на его рейтинг. Второй момент – это качество и количество его упоминаний в СМИ, в каких обстоятельствах это происходит, насколько часто, в каком ракурсе. Тут, мне кажется, тоже можно найти определенное объяснение популярности этих людей. Но надо не забывать, что у нас есть и анти-герои, люди, которых россияне не очень любят вне зависимости от количества и даже качества появлений его на публике.

Суханов: И много этих прокаженных?

Абрамов: Их, к сожалению, большинство. Хотя существует достаточно большая прослойка министров, так называемый средний тоннель, куда попадают политические персонажи, которых одинаково как любят, так и не любят. Их тоже достаточно много. Одной из таких фигур является нынешний министр внутренних дел Рашид Нургалиев. С одной стороны, у нас много претензий к нынешней полиции, уровень одобрения не очень высокий, но и ожиданий много. Сама персоналия Нургалиева все-таки у многих граждан – 29% одобряют его деятельность, а не одобряет порядка 36-ти.

Суханов: Кто больше одобряет деятельность Нургалиева как министра – люди более старшего возраста ли помоложе?

Абрамов: На сегодняшний день мы фиксируем в отношении к полиции, в том числе, к реформам, которые там происходят, оптимизм определенной части общества. Все-таки молодежь в большей степени оптимистично настроена.

Суханов: Мы ее еще не потеряли?

Абрамов: Представляете, не потеряли. Оптимистов в молодежной среде больше. Чем старше человек, тем более пессимистичен он в своих оценках работы как правительства, так и конкретных персоналий.

Суханов: Кого еще на лавку с Нургалиевым сажаете?

Абрамов: Это хорошая лавка. Распределение почти равное среди тех, кто одобряет деятельность, и тех, кто не одобряет. Таких достаточно много – это и Козак, и Щеголев, и Жуков, и Шувалов, и Басаргин. Есть и «подвал» так называемый, рейтинги неодобрения у кого достаточно высокие. В первую очередь это, конечно же, к сожалению, министр образования Андрей Фурсенко.

Суханов: Это самые нелюбимые сейчас?

Абрамов: Индекс неодобрения сейчас минус 39. Это на 39% больше тех, кто отрицательно к нему относится, чем положительно.

Суханов: Это самый низкий рейтинг?

Абрамов: Да.

Суханов: То есть у Фурсенко сейчас самый низкий рейтинг в правительстве?

Абрамов: Среди министров.

Суханов: Еще кто в его компании?

Абрамов: В его компании оказалась совсем недавно любимая министр здравоохранения Татьяна Голикова.

Суханов: Вы и любовь к ней замеряли?

Абрамов: Одобрение ее деятельности.

Суханов: Кто любил ее?

Абрамов: Это россияне. Кто конкретно, сейчас не могу сказать, но у Татьяны Голиковой в мае прошлого года индекс одобрения был +4. Это хороший результат, она была среди немногих, кого одобряют. Большинство одобряет, чем не одобряет. На сегодняшний день рейтинг неодобрения у нее минус 21.

Суханов: С чем связано падение?

Абрамов: Честно говоря, мне сложно об этом что-то говорить. Одно мы видим однозначно. Чем больше идет речь о внесении поправок об ужесточении законов, связанных с потреблением алкоголя, табакокурения - хотя абсолютное большинство общества одобряет это, 90% наших граждан, несмотря на то, что сами пьют или курят, они все равно одобряют ужесточение. Другое дело, что, скорее всего, идет какая-то кампания, которую, может быть, мы не замечаем как социологи, но это медийщики должны видеть, идут какие-то кампании против министра или нет, но говорят, что да.

Суханов: Мы-то привыкли к тому, что решают в других местах. Назовите персоналий, о которых россияне вообще не знают.

Абрамов: Это, в первую очередь, Игорь Сечин. Практически его деятельность абсолютному большинству неизвестна. Мало сейчас знают о Володине и о Шувалове, несмотря на то, что эти политические деятели играют огромную роль в российской политической системе.

Суханов: Политическое закулисье это называется. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.