Ветеран спецназа Анатолий Ермолин об антитеррористической безопасности: то, что я вижу на вокзалах в Москве, меня не впечатляет

Здесь и сейчас
29 декабря 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Ветеран группы спецназначения КГБ «Вымпел» Анатолий Ермолин рассказал ДОЖДЮ, как можно предотвратить повторение терактов, подобных тому, что произошел на железнодорожном вокзале в Волгограде.

Фото: komitetgi.ru

Лобков: Как вы объясняете такое странное совпадение, что через три месяца после одного громкого теракта в Волгограде еще один такой же, может быть, даже более громкий теракт?

Ермолин: Прямых объяснений у меня еще, наверное, нет, потому что слишком мало информации для глубокого анализа, но вполне можно предположить, что фокусом внимания террористических групп становятся южные регионы России. Я бы не стал исключать, что это в том числе связано и с тем главным событием, которое ждет вся страна.

Лобков: Сегодня уже сообщают многие средства массовой информации, в том числе CNN и Daily Telegraph, что безопасность олимпийского Сочи под угрозой. Странная практика: 21 октября произошел теракт в автобусе. Смертница погибла на месте. Двое предполагаемых организаторов теракта были уничтожены в Дагестане. То что никто из террористов не предстал перед судом, что все ликвидации носили внесудебный характер, могло ли это повлиять на то, что теракты повторились, что не было гласного судебного процесса и что у людей возникают сомнения, кто стоит за этими терактами?

Ермолин: Меня, например, огорчает практика уничтожения террористов еще по причине проведения дознания и следствия, потому что такие люди как организаторы терактов являются теми самыми цепочками, которые могли бы нас вывести на реальных организаторов, на ту самую сеть, которая и занимается организацией и проведением подобных терактов. Второе, конечно, это суд. Я думаю, у нашего общества действительно не хватает информации. Мы так и не понимаем, все те, кого уничтожают наши спецслужбы, все-таки реальные исполнители и организаторы или все-такие некие сконструированные ситуации. Мы знаем, что в нашей стране существует страсть к бутафории и дутым показателям. Очень трудно гражданскому обществу судить, где правда, а где ложь. Я думаю, что если наши спецслужбы перестанут однозначно только уничтожать террористов, но начнут их захватывать  и доводить дело до суда, то у нас будет больше объективной информации.

Лобков: Следственный комитет сегодня сообщил, что жертв могло бы быть больше, если бы не хорошо организованная система безопасности на вокзале. Террористка-смертница подошла к рамке, ее попытался остановить полицейский, предположительно Дмитрий Маковкин, и трое других полицейских пострадали, и именно в этот момент она себя взорвала. Могут ли быть еще какие-то дополнительные меры безопасности, которые позволят избежать жертв? Становится понятным, что эти рамки сами по себе уже не препятствуют террористам осуществлять взрывы. Может-быть, вокзалы нужно оцеплять, нужно несколько кордонов строить?

Ермолин: Во-первых, для меня это очень хороший знак, что система безопасности, пусть в таком виде, но сработала. То, что я вижу на московских вокзалах, меня не впечатляет. Видимо, те события, которые несколько месяцев назад уже произошли в Волгограде, все-таки привели к мобилизации правоохранительных органов, в том числе и к усилению охраны таких инфраструктурных объектов как вокзал. Если говорить про создание системы в целом, то эта система действительно должна быть эшелонирована, но я не представляю, как ее можно построить, а самое главное, как поддерживать необходимый уровень мобилизации личного состава круглогодично, как это происходит в Израиле. Один из главных способов защитить такие объекты – эшелонирование и вытягивание коридора доступа к таким объектам. Система выстроена таким образом, что каждый человек, каждая машина прежде чем попасть к рамкам металлоискателя, уже проходит определенное количество касаний, в том числе разговор, обмен приветствиями и т.д. Для этого существуют профессиональные психологические службы, в Израиле этим занимаются студенты, но это высокооплачиваемая и перспективная работа. Такие замыслы есть, но как это на практике организовать в наших городах, особенно на железнодорожных вокзалах, которые часто в центре города находятся, я не представляю, потому что в любом случае у входа в этот коридор всегда будет происходить та же самая толчея, которая происходила перед рамками, возле которых произошел этот взрыв.

Лобков: Как вы считаете, выбор террористами именно этого объекта и за полчаса до прихода поезда из Москвы вряд ли был случайностью, потому что это концентрация максимального количества людей на вокзале. Террористы прекрасно информированы о том, какие поезда куда приезжают. Значит, существуют агенты, которые давно живут в городе и знают привычки населения. Получается, что в городе существует целая сеть, которая после 21 октября не была уничтожена.

Ермолин: Я не могу утверждать насчет целой сети, но все, о чем мы сейчас говорим, это несложные навыки. Для этого не надо быть суперподготовленным Штирлицом, чтобы понимать, когда в город приходит основной состав, когда на вокзале будет самое большое количество людей. Это элементарные навыки визуальной разведки, эти все данные можно получить, не работая с агентурой.

Лобков: Правоохранительные органы Дагестана уже сообщили, что по их данным террористка, скорее всего, приехала в Волгоград оттуда. Велика вероятность того, что это люди из Дагестана и что подобные меры как скрининг всех людей, выезжающих из Дагестана, помогут? Имеет ли смысл до Олимпиады в Сочи ужесточить резко режим въезда и выезда из южных республик, чтобы предотвратить эскалацию терактов?

Ермолин: Я думаю, это очень сложно сделать. Я не представляю, как можно не выпускать граждан России из тех субъектов Российской Федерации, в которых они проживают. Я думаю, что упор будет сделан на въезд в регион, где будет проводиться Олимпиада. Ни для кого не секрет, что уже огромное количество мероприятий для этого проводится. Местные жители говорят, что уже чуть ли не сейчас туда практически невозможно въехать на машине с номерами других регионов. Я думаю, логично, когда таким образом перекрывается основной регион, самый лакомый с точки зрения террористических атак. А как перекрыть Дагестан, Чечню, я не знаю, тем более что помимо негативного информационного эффекта это с оперативной точки зрения бессмысленно, потому что существует огромное количество районов, где живет большое количество представителей тех же самых республик. Не секрет, что та группа, которая проводила предыдущий теракт, парень был москвичом и познакомились они в Москве.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.