«Состояние общества – экстраординарное». Социолог «Левада-Центра» о том, почему 80% россиян уверены, что «Боинг» сбили украинские военные

Здесь и сейчас
30 июля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Рейтинги доверия к действующему президенту, взлетев к 80 процентам после присоединения Крыма, все последующие месяцы только продолжали расти. Также, по данным Левада-Центра, превышает 80 процентов число россиян, уверенных в том, что малайзийский «Боинг» над Украиной сбила украинская армия. 

16 процентов затруднились с ответом. И только три процента опрошенных винят в случившемся ополченцев.

Обсудили реакцию россиян с Алексеем Левинсоном, руководителем отдела социокультурных исследований «Левада-Центра».

Дзядко: Скажите, вас удивили эти результаты?

Левинсон: Я бы так сказал: они объяснимы. Они объяснимы тем, что россияне сейчас в этом вопросе и во многих других старательно придерживаются той точки зрения, которую, как они полагают, занимает российское руководство. А об этой точке зрения они узнают из СМИ. Они полагают, что Россия выдвигает такую версию, соответственно, ее поддерживают. Это такая форма поддержки своих, скажем так. А это очень характерно для текущего момента

Дзядко: Иначе говоря, мы в кольце врагов, значит нужно поддерживать своих?

Левинсон: Ну да. Насчет кольца врагов это тоже верно. Хотя надо сказать, что на вопрос, как нам строить отношения с Западом, 60% сказали, что нам нужно строить хорошие отношения с Западом.

Макеева: А как – не объясняли случайно?

Левинсон: Дело в том, что общественное мнение до известной степени наивно. Эти люди говорят то, чего им хочется. Им хочется, чтобы на нас не обижались за все то, что мы делаем, но если обижаются, то они сами виноваты.

Макеева: В этом смысле последняя реакция и массовое доверие к российскому руководству – это какие-то необычные вещи? Как известно, россияне, может быть, даже этим отличаются от всех прочих народов, что большие любители в массовом смысле теории заговоров, версий. Что бы ни произошло, выдвигались какие-то дополнительные версии, во всяком случае, в массовом сознании было очень распространено. И любые, в том числе, трагические события, трактовались очень многообразно. Здесь трактовка совершенно четкая и…

Левинсон: Я бы хотел внести ясность. Дело в том, что ответ 80% - это не один ответ, это сумма из 36%, выбравших ответ, что «Боинг» был сбит самолетом украинской армии, и 46%, что он сбит зенитно-ракетным комплексом украинской армии. Версия о том, что его сбили донбасские ополченцы, ее согласны поддерживать менее 3% россиян.

Макеева: То есть в данном случае вариативность проявляется в том, что россияне, не сомневаясь в том, что это действовала украинская армия, пытаются рассуждать на тему того, как именно действовала украинская армия.

Левинсон: Я хотел бы подчеркнуть полный отказ от той версии, которая получила наибольшее распространение за пределами России, что это сбили ополченцы. 3% готовы принять такую версию, остальные – нет.

Дзядко: Этот отказ происходит из-за того, что информации об этом мало, или этот отказ происходит из-за того, что даже если информация и есть, о том, что стоят за этим сепаратисты, то этой информации не доверяют и не верят?

Левинсон: Вы знаете, в марте месяце мы задавали вопрос, как вы думаете, кто такие эти вооруженные люди на территории Крыма без знаков различия. И предлагали варианты, в том числе, что это российские военнослужащие, а также вариант, что это неизвестно кто. Этот вариант и был выбран большинством, что это неизвестно кто. Трудно представить, что россияне в этот момент именно так полагали. Они полагали, что так надо ответить. Они в этом смысле копировали позицию, которую занимало российское руководство. 

Макеева: За время наблюдения в новейшей России такое вообще бывало, чтобы люди отвечали социологам так массово, как надо ответить, а не так, как они думают на самом деле?

Левинсон: Состояние российского общества, которое мы сейчас фиксируем не только в этих ответах, но во многих других, можно назвать экстраординарным. За время наших наблюдений такого не было. Много есть феноменов, которые предстоит еще осознавать и изучать. Хочу обратить внимание, что мы встречаемся со всеми этими явлениями очень вскоре после того, как в российском обществе на наиболее высоком уровне стояли настроения протеста, настроение критики того самого человека, которого сейчас хотят наградить высшей государственной наградой. Такой разворот общественного сознания – это есть самое интересное с точки зрения социологов, а с точки зрения самого народа самое важное событие. Оно потом еще будет иметь длительные и длительные последствия. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.