42 миллиона рублей за твит. Как Росфинмониторинг наказывает блогеров

Здесь и сейчас
25 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Если одним оппозиционерам грозит 10 лет тюрьмы, то другим недовольным властью – долговая яма: 42 миллиона рублей за сообщение в твиттере. Следствие подозревает блогера из Кемерова Станислава Калиниченко в том, что он опубликовал в социальной сети фотографию листовки. Сам он задержан, а его кредитная карта была конфискована силовыми органами.

И вот сегодня блогер Калиниченко обнаружил, что на его банковском счёте задолженность в 42 миллиона рублей. 

Эта история могла произойти с каждым. Происходит и с кемеровским журналистом и блогером Стасом Калиниченко.

Летом к нему внезапно нагрянули с обыском – изъяли компьютеры и средства связи. Позже он выяснил, что, оказывается, проходит свидетелем по делу по статье 280 УК РФ («публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»), максимальное наказание – до 5 лет лишения свободы. Мол, кто-то распространял листовки на каком-то сайте, больше – никаких деталей. А 6 ноября случилось вообще странное: на выходе из дома он был схвачен тремя мужчинами и посажен в личный автомобиль одного из них (как выяснилось – следователя ФСБ). Через два дня его отпустили. И вот теперь снова.

Станислав Калиниченко, блогер:Сегодня мы с женой пошли в магазин, и я там расплачивался своей сбербанковской картой депозитной. Рассчитаться не удалось, потому что заблокирована оказалась карта, ошибка вышла, мы решили проверить. Так как дело было рядом с отделением «Сбербанка», я зашёл туда проверить. Там после проверки вышел сотрудник отдела безопасности и пригласил меня к себе в кабинет, где более подробно решил выяснить, что произошло с картой. Он говорит: «Вот такая информация от Росфинмониторинга поступила, что на основании его постановления карта заблокирована».

Оказывается, все дело в одном твите, который якобы распространил Калиниченко. Это фотография, снятая 6 мая 2013 года на Патриарших прудах в Москве, там изображена листовка с текстом, который начинается со слов «Брось ходить на митинги и начинай действовать!», подпись: «Первый отряд сопротивления». Сегодня нам удалось узнать, что Стаса внесли в список федеральной службы по финансовому мониторингу, вот он, номер 1192. В этот специальный список попадают осужденные или находящиеся под следствием по статьям 280 или 282 УК («Экстремизм»). Вот, например, последняя история с преподавателем Тюменского университета Андрея Кутузова  – его также внесли в список и арестовали счет. И вот за что.

Андрей Кутузов: В 2009 году мы провели митинг, посвященный деятельности тогда еще недавно организованных Центров по борьбе с экстремизмом, и митинг выдвигал требование отменить все антиэкстремистское законодательство как борьбу с инакомыслием.

В списке действительно много общественных деятелей, совсем не похожих на террористов. Эксперты говорят, что внесение в список – это не приговор, и формально даже оно не должно влечь за собой арест счета.

Александр Верховский, директор Информационно-аналитического Центра «СОВА»:Практически все люди, которые так или иначе проходят по делам, которые связаны с деятельностью экстремистского характера, так называемой, могут попасть в этот список. Но это не означает, что их счета должны быть блокированы. Это означает всего лишь, что по ним должен осуществляться контроль. Но тем не менее, бывают случаи, когда людям блокируют счета.

Тем не менее, заблокировать могут по ходатайству правоохранительных органов, которые ведут оперативную работу или следствие.

Дмитрий Аграновский, адвокат: Работает это по принципу: «вот этот человек мне не понравился, давайте его заблокируем», это, видимо, так. А что касается дел в отношении блогеров, то тут я вообще расскажу анекдот из собственной жизни. У меня в 2008 году взломали все мои ресурсы, вот лично у меня, лично я написал заявление в – что тогда было? – прокуратура? – мы даже через депутата тогда написали. У меня всё взломали прямо. И возбудили дело, меня 4 раза допрашивали, признали потерпевшим. А потом дело прекратили с очень интересной формулировкой: невозможность доказать причастность конкретных ресурсов к конкретному гражданину Аграновскому Д. В. Таким образом, тогда прокуратура признала, что невозможно признать, что кто-то написал что-то в Интернете.

Получается, оснований для блокировки счета за публикации в интернете нет, более того, дело еще идет, и Стас проходит по нему свидетелем. Тем более удивительно то, что Стас узнал из своего личного кабинета на сайте «Сбербанка».

У нас есть снимок его страницы, вот он. Здесь видно, что на счету минус почти 42 миллиона рублей. Откуда взялась эта цифра, если сам Стас утверждает, что на счету у него было чуть менее 18 тысяч?

Возможно, объяснение можно найти в недавнем интервью главы «Росфинмониторинга» Юрия Чиханчина «Российской газете». В нем он говорил, что для фигурантов «черного списка» как санкцию вскоре введут не только замораживание счетов, но и конфискацию имущества.

Выходит, случай блогера Калиниченко – пробный камень. Других поводов конфисковать имущество за терроризм нет, вот и взялись за блогера. А если на счету нет денег – не проблема, наложим запрет авансом.

Откуда взялась цифра в 42 миллиона? Не хочется предполагать, что где-то в офисах «Росфинмониторинга» по клавиатуре прошла кошка. Ведь известно, что Юрий Чиханчин 16 лет, до 94-го, работал в КГБ и ФСБ. Наверное, ему виднее.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.