3 года за клевету в адрес Кадырова

Здесь и сейчас
9 июня 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Олега Орлова обвиняют в клевете. Адвокат президента Чечни Рамзана Кадырова на сегодняшнем судебном заседании потребовал для него 3 года колонии. Прокуратура согласна на штраф - 150 тыс. рублей. 

2 года назад Олег Орлов заявил, что Рамзан Кадыров как глава Чечни несет ответственность за произошедшее в республике, а именно за похищение и убийство в июле 2009 года правозащитницы Натальи Эстемировой. Вердикт суда будет вынесен 14 июня.

Вот как сам Олег Орлов прокомментировал нам ситуацию в телефонном интервью.  

Макеева: Суд огласит приговор 14 июня, как ваши ощущения – чем дело кончится?

Орлов: Ой, знаете, я давать прогнозы – я же не Нострадамус. Поэтому никаких прогнозов не буду давать. Могу только одно сказать, что если исходить из норм права, то, по-моему, совершенно очевидно – исход не может быть никакой другой, кроме полного меня оправдания. Но мы знаем, что суды у нас не только исходят из норм права.

Фишман: Я прочитал ваше последнее слово в суде, стенограмму. Вы перечисляете три причины, почему вы должны быть оправданы. Первая – это идеологическая, вы высказываете свое мнение, а у нас должна быть гарантирована Конституцией свобода слова. Второе – это фактическое, ты есть вы говорите правду, и соответственно есть свидетельства того, что так или иначе режим Кадырова повинен в гибели Натальи Эстемировой. И вы приводили этому свидетельства в ходе процесса. И третье – это был ваш моральный долг перед вашей коллегой, перед храброй правозащитницей Натальей Эстемировой. Что из этого было главным? В чем существо процесса для вас?

Орлов: Понимаете, это разные вещи. мой долг – это мой долг, я объясняю, что я не раскаиваюсь в том, что сказал, потому что, говоря эти слова, я отдавал долг замечательному человеку, светлой памяти Наташи Эстемировой. А вот оправдать меня должны именно потому, что никакой клеветы не было. Что такое клевета? Заведомо ложное сообщение. Но если оно не ложное, то причем здесь клевета? Я говорил правду.

Фишман: Я еще раз поверну вопрос. Это суд про наличие или отсутствие свободы слова или это в некотором смысле суд над тем, что происходит сейчас в Чечне, с вашей точки зрения?

Орлов: Это суд, на котором выясняется, насколько свобода слова находится под угрозой, насколько она подавляется у нас, в России. Понятно, что формально это суд не по поводу свободы слова, но на этом примере мы увидим результат – либо решением суда Россия дальше будет скатываться к деспотизму, либо решением суда будут защищены права человека, свобода слова и европейский образ нашей страны.

Макеева: Я поняла, что вы заявляете, что не жалеете о том, что сделали это заявление тогда. И тем не менее, Наталью Эстемирову, как это ни горько, но ее не вернешь, вы этими словами приобрели себе очень влиятельного и злопамятного врага. И чем бы не закончился судебный процесс, он, тем не менее, вашим врагом останется. Вы не жалеете о том, что вы там сказали тогда?

Орлов: Вот этому и был посвящен конец моего выступления. Я обязан был отдать долг, понимаете? У меня не было другого выбора. Жалею, не жалею – у меня не было выбора, я сделал то, что должно. Взял на себя ответственность и это сказал. Мне еще не жалко, что был этот суд, независимо от его приговора. Благодаря этому суду мы смогли поднять и в официальной инстанции документально, доказывая в руках с документами, говорить о нынешней ситуации в Чечне. Мне кажется, это очень важно, и это дополнительная возможность привлечь внимание к абсолютно ненормальной ситуации на части территории России, где установлена просто абсолютная, единоличная власть одного человека.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия