30 рублей за литр. Почти реальность

Здесь и сейчас
14 апреля 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Бензин подорожает до 30 рублей, а то и больше. Завтра нефтяные компании будут обсуждать с премьером Владимиром Путиным отмену антимонопольного регулирования. В результате чего цены на топливо отправятся в свободное плавание.

Чем это грозит рынку, рассказывает экономический обозреватель Игорь Иванов и директор совхоза им. Ленина Павел Грудинин.

Игорь Иванов: Существует такая довольная простая арифметика, которую, как мне кажется, трудно опровергнуть. Есть нефтяной завод в РФ, а есть завод в США. Завод в США закупает нефть по мировой цене – сейчас она 120 долларов за баррель, а российский завод покупает нефть по внутренней цене, которая в два, в три раза дешевле той, которая является мировой. То есть на входе завод в США платит в два раза больше денег, а на выходе цена бензина в США составляет 3 доллара 80 центов за галлон ( галлон это как раз примерно 3,8 литра, то есть доллар за литр по-простому). Что мы видим здесь, у нас: бензин 26-27 рублей. Что произойдет завтра: завтра нефтяники убедят премьер-министра Владимира Путина в том, что цены на бензин не следует регулировать. Путин по крайней мере с февраля жестко наезжает на нефтяные компании, требуя снижения цен на нефтепродукты, и цен снижаются. Помните, показательными были снижения на 1,5 рубля, на рубль. Сейчас все это закончится, цены будут нерегулируемыми, а источник в нефтяных компаниях уже сообщил "Интерфаксу", что нефтяники в текущих условиях считают справедливой цену в 30-32 рубля за литр. То есть мы видим, что бензин в России дороже, чем в Америке. Как же так получается, что американский НПЗ платит за нефть больше, а на выходе бензин дороже в России? Вот такой удивительный парадокс – нефть на входе дешевле, бензин на выходе дороже. Невероятно, но факт, в такой стране мы и живем. И, надо сказать, что это, конечно, не первый случай будет, когда Владимир путин, мягко говоря, играет на стороне нефтяных компаний. Помните, в 2008 году, осенью, когда валились цены на нефть, стремительно пикировали со 140 до 40, по сути, долларов, что произошло. У нас работающая с запаздыванием система взимания налогов для нефтяников, что это дает. Когда цена на нефть растет, нефтяники извлекают сверхприбыли, потому что нефть дорогая, а они платят старые налоги, как будто нефть немного дешевле, когда нефть падает – происходит наоборот. И вот тогда, когда нефтяники платили слишком высокие налоги, вышел премьер Путин и объяснил, что мы сейчас немножко повысим цены на бензин, потому что нефтяники теряют на рынке сырой нефти за границей, так пусть они теперь получат внутри России, то есть компенсируют свои потери. Сейчас мы что видим: цена нефти 120-60 долларов, то есть нефтяники получают сверхприбыль, но и в России они доберут свое. И все это вдвойне не очень хорошо, если не сказать плохо, почему, потому что сейчас начинается посевная, и к посевной у нас еще дорожают цены на нефтепродукты. Я думаю, что это вряд ли скажется положительно на российских сельскохозяйственных предприятиях, которые в прошлом году пострадали из-за засухи, в этом году они встречают сезон посевной, видимо будут встречать, с хорошими плотными ценами на нефтепродукты.

Михаил Зыгарь: Игорь, а кто же тот злодей, который придумал и вырисовал всю эту схему? Вот кто то нефтяное лобби, которое умудрилось так легко продавить вот эту систему?

Иванов: Есть ли конкретный персонаж, который делает бензин по 32 рубля? Нет. Вероятно, корень зла здесь лежит в том, что, когда в России только начиналась приватизация в середине 90-х, нефтяные компании нарезали как вертикально интегрированные структуры. То есть нефтяная компания выкачивает нефть из недр, потом поставляет на свой НПЗ, потом продает чрез свои заправки. И, как мне представляется, мы стоим на грани того, что нужно принимать примерно такое же решение, как с Рокфеллером в США, потому что рынок абсолютно не конкурентный, цены устанавливаются, по сути, в офисах нефтяных компаний.

Зыгарь: То есть это картельный сговор нефтяных компаний?

Иванов: Так считают в ФАС, и я склонен поддержать их точку зрения.

Мария Макеева: А как считаешь, Игорь, завтра все-таки уговорят премьер-министра?

Иванов: Я, если бы принимал ставки, уверенно поставил бы на это деньги.

Мария Макеева: Вот вы слышали эмоциональное выступление Игоря, посвященное ценам на топливо, в том числе это и посевной касается, и цен, я так понимаю, на сельхозпродукцию коснется в будущем?

Павел Грудинин: Нет, ну в себестоимости продукции определенную долю имеют расходы на ГСМ, они достаточно высокие, и тут я с Игорем вынужден согласиться – чем больше будет цена на бензин и на солярку, тем больше будет себестоимость, соответственно и больше будет желание получить денег, и обоснования для того, чтобы продать продукцию дороже. А это отразится на жизни всех россиян без исключения, потому что как ни крутись, а каждый покупает хлеб, овощи, молоко, и хочет покупать отечественное, потому что отечественное все равно лучше. Поэтому есть два тренда. Первое – это желание нефтяных компаний, а другое – это выборы и желание сдержать цены, инфляцию. И поэтому премьеру такая очень сложная задача – перед выборами сделать так, чтобы жизнь стала дешевле для каждого россиянина, но удовлетворить лоббистов нефтяного бизнеса, которые, как некоторые, известно, что прямо личные друзья Владимира Владимировича Путина, по крайней мере, в этом году.

Зыгарь: Вы имеете в виду бывших глав…

Грудинин: …совета директоров некоторых нефтяных компаний. Бывших не бывает.

Зыгарь: А может быть как раз это такой хитрый план – нужно сначала повысить немножко цены на топливо, а потом, ближе к выборам, их можно будет понизить?

Грудинин: Или дать компенсацию за повышение цены тем предприятиям, которые действительно много потребляют. То есть сельхозпредприятиям, предприятиям транспортным, которые перевозят граждан, а это тоже большая часть нефтяного бизнеса, потому что все автобусы общественные тоже ездят на бензине и на солярке. Поэтому что придумает правительство, чтобы выйти из этого положения – и друзей не обидеть, и с народом разобраться по-хорошему - мы пока не можем предположить.

Макеева: То есть вы по поводу завтрашней встречи с Владимиром Путиным скорее бы поставили деньги…

Грудинин: Я бы не поставил деньги на то, что только в сторону нефтяных компаний. Тем более, что все прекрасно понимают, что они получают сверхдоходы, ничем не подтвержденные, то есть никто не вложил деньги в модернизацию заводов, и мы как получали с тонны нефти в пять раз меньше, чем в других нефтяных компаниях, так и получаем. То есть эффективность и модернизация нефтяного бизнеса в России не произошла. И как он побудит их сделать из тонны нефти в два или в пять раз больше бензина и сделать его более дешевым – это второй вопрос. Но, я думаю, что премьер этим займется обязательно.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.