14 Николасов Мадуро против одного Энрике Каприлеса

Здесь и сейчас
14 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Буквально через несколько часов в Венесуэле начнутся внеочередные президентские выборы, уже вторые за последние полгода. Гражданам страны предстоит выбрать между наследником Уго Чавеса Николасом Мадуро и лидером оппозиции Энрике Каприлесом Радонски.

Система подсчета голосов на выборах в Венесуэле сильно отличается от российской и считается одной из самых прозрачных в мире. Эксперты любят говорить, что она технически безупречна. Чтобы доказать свою личность на избирательном участке венесуэлец должен не показать паспорт, как это происходит у нас в России, а приложить свой палец к специальной машине. Она сверяет полученные данные с базой избирателей. То есть каждый голос равен одному отпечатку пальцев. Проголосовать несколько раз при такой системе невозможно. После идентификации венесуэлец подходит к терминалу с плазменным экраном, выбирает понравившегося кандидата и нажимает на его фотографию. Машина выдает бюллетень, который выглядит как обычный кассовый чек. Именно его и бросают в урну. Больше одного бюллетеня на одного человека автомат выдать не может. Таким образом, карусели и вбросы исключены. Претензий к подсчету голосов на президентских выборах 2012 года не было ни у Уго Чавеса, ни у Каприлеса Радонски. Обычно оппозиция говорит о том, что у кандидата от власти больше телевизионного эфира и возможностей для агитации, но к работе Национального избирательного совета это не имеет никакого отношения. О венесуэльской системе подсчета голосов мы сегодня поговорим с журналистом Ильей Франсом. Он в 2009 году освещал референдум по отмене ограничений президентских сроков и лично знаком с лидером оппозиции Энрике Каприлесом Радонски.

Франс: Громко сказано, что знаком. Да, нас познакомил его пиарщик, мы вышли на него перед референдумом 15 февраля 2009 года, когда Чавесу со второго раза при 54% голосов в пользу удалось протолкнуть изменение конституции на всеобщем референдуме, которые позволяли одному и тому же лицу избираться больше двух раз на президентский пост. Энрике Каприлес Радонски, когда был всего лишь губернатором штата Миранда, мы увидели его на митинге, который предшествовал референдуму, и несмотря на то, что там было много оппозиционных лидеров, мы решили поехать с фотографом, смотреть, как люди голосуют, именно на избирательный участок в район Лас-Мерседес, это родной район Каприлеса Радонски. Этот избирательный участок находится в школе Святого Томаса, которую посещал Каприлес Радонски, рядом находится церковь, которую он тоже посещает как христианин. Перед этим мы получили телефон его пиарщика, позвонили ему, представились журналистами из России, мы были аккредитованы при Центризбиркоме Венесуэлы, там я имел счастье задать ему несколько вопросов.

Кремер: Когда я увидела разные обсуждения происхождения Каприлеса и того, что у него якобы русская бабушка, меня это, как и многих в российском интернете, очень тронуло. Что вы можете сказать по поводу русской бабушки?

Франс: Я попытаюсь в целом рассказать о происхождении Энрике Радонски, тем более, что Чавес очень часто ставил ему это в укор. Бабушка Радонски – еврейка из варшавского гетто, которой чудом со своей семьей удалось спастись в 43 году, и семья начала новую жизнь уже в Латинской Америке, в которой на тот момент происходил нефтяной бум, и там породнилась с семьей Каприлесов. Чавес очень часто ставил в укор Каприлесу Радонски его происхождение, потому что семья Каприлесов – тоже сефардская семья испанский сефардов, которые перешли в католичество очень давно, еще в 16 веке. Такая традиционная купеческая коммерческая семья, разбросанная по всему испаноязычному миру.

Кремер: Сейчас у них какой-то кинобизнес?

Франс: В классификации Чавеса семья Каприлесов относится  к тому, что называется «креольская олигархия». Это те 200 семей, которым очень многое принадлежало и до сих пор принадлежит в Венесуэле. Там много недвижимости, различные транспортные компании. На ненависти к этой креольской олигархии, к этим потомках итальянцев, евреев, испанцев, на ненависти, которая довольно распространена среди бедных слоев венесуэльского общества, среди метисов. Большая часть венесуэльцев – это люди, в которых белая, индейская и африканская кровь смешались, образовав свой этнотип. На ненависти к этим белым, богатым, в Венесуэле до сих пор имеет место быть скрытый расизм на бытовом уровне, интеллигенция, в классификации Чавеса мелкая буржуазия, которой в Венесуэле очень много, она там чуть светлее, чем крестьянство.

Базанова: В 2009 году, как ты говоришь, Каприлес Радонски – один из оппозиционных лидеров. Прекрасно известно, что только в 2012 году Чавесу наконец оппозиция смогла найти достойного соперника, потому что до этого она была расколота, то отказывалась принимать участие в выборах. Как ты считаешь, благодаря чему оппозиция в Венесуэле, которая так была похожа на ту оппозицию, которую мы имеем сейчас в России, удалось объединиться и удалось найти человека, за которого готово проголосовать полстраны?

Франс: В Венесуэле есть честные выборы и есть федералистская система, то есть местное самоуправление.

Базанова: Я хочу понять, почему оппозиция выбрала Каприлеса Радонски, а не любого другого человека, который был бы в политике более опытным, который был бы более известным.

Франс: Во-первых, он наиболее активный. Я сам задавал себе вопрос, почему мы с фотографом 15 февраля 2009 года поехали именно на тот избирательный участок, где голосует Каприлес, не на тот избирательный участок, где голосуют другие лидеры оппозиции, мы приехали в Венесуэлу и о венесуэльской политической карте знали очень немного. И мы побывали на этом оппозиционном митинге, где выступал, очень кричал Антонио Ледезма, оппозиционер, и Леопольдо Лопез, молодой оппозиционер. Я тоже задался тогда вопросом о будущих президентских выборах, кто будет противостоять Чавесу из всех этих господ-либералов и буржуазных правых, и почему-то что-то мне подсказало, что это будет Энрике Каприлес Радонски. Может быть, по его харизме, его энергетике, которая от него исходит, по каким-то отрывочным сведениям, которые я получил от разных людей. Он хороший хозяйственник, он из муниципалитета Баруто. Муниципалитет Баруто – это кластер среднего класса.

Базанова: То есть он создает впечатление человека, который может как крепкий хозяйственник изменить ситуацию в стране?

Франс: Как хозяйственник да, просто он родился в муниципалитете Баруто, это часть Каракаса, это одна из наиболее престижных частей Каракаса, где можно нормально жить, где ровные дороги, тротуары, где своя полиция, вежливая полиция, которая совсем не гармонирует с общефедеральной полицией. Там своя пожарная служба, скорая помощь, все это наладил Энрике Радонски.

Базанова: Говорят, что выборная система в  Венесуэле самая чистая, честная и технически безупречная. Согласен ли ты с этим? Оппозиция часто говорит о том, что чависты покупают голоса. Если они  это не могут сделать на участке, как часто, как говорят, происходит в России, каким образом они влияют на исход голосования?

Франс: В Венесуэле существует множество слухов. Например, в Венесуэле очень давно не проводилась перепись населения. Согласно статистическому департаменту, в Венесуэле живет чуть меньше 29 миллионов человек. Это очень противоречивая цифра, потому что главным удостоверением личности является седула - такая заламинированная карточка с отпечатком большого пальца руки. В бедных кварталах из-за криминальной ситуации и из-за распространенной коррупции может вполне быть, что у кого-то еще нет этой седулы, а у кого-то их три, и на разные имена.

Кремер: Я еще хочу посмотреть на избирательные бюллетени. 14 Чавесов и 1 Каприлес Радонски. Почему так странно выглядит этот избирательный бюллетень?

Франс: На предыдущих выборах в октябре, когда Каприлес соревновался с Чавесом, бюллетени был немного другим, там вверху было два ряда с кнопками Чавеса, это политические партии и движения, которые объявили своим кандидатом или Николаса Мадуро. Там существует много помимо Объединенной социалистической партии Венесуэлы партий, в которых Чавес является кандидатом – и Коммунистическая партия, и ряд других левых партий.

Кремер: Но это же тоже способ влиять на исход выборов.

Франс: Да. Но в октябре количество кнопочек с Каприлесом Радонски и количество кнопочек с Чавесом было практически равное. Если вы посмотрите на ролик от Центризбиркома Венесуэлы, там хорошо видно, что в нижней части бюллетеня кнопочки с Каприлесом Радонски, а в верхней части – с Чавесом.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.