13 лет – за Чубайса. Полковника Квачкова приговорили за подготовку госпереворота

Здесь и сейчас
8 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

«Безжалостный реванш за дело Чубайса» – так назвал приговор Владимиру Квачкову Иван Миронов, один из тех, кто был оправдан вместе с Квачковым по делу о покушении на главу РАО ЕЭС России, а сегодня присутствовал на суде в качестве зрителя. Суровый приговор удивил не только соратников полковника – он получил 13 лет, при том, что прокурор просил 14. Суд признал его виновным в попытке организации вооруженного мятежа и в содействии террористической деятельности.

Впервые в современной российской истории судили по этой статье – покушение на государственный переворот. Доводы адвокатов о том, что вооруженный мятеж не может устроить человек, у которого при обыске нашли только два травматических пистолета и нож, на суд впечатления не произвели. Тимур Олевский – вернулся из Мосгорсуда.

Олевский: То, что сегодня происходило в Мосгорсуде, не так часто приходится увидеть в этом здании, хотя бы потому, что приговор Владимиру Квачкову слушался при огромном количестве народа. Пришло много его соратников, людей, которые ему сочувствуют, это разные люди, некоторые - представители националистических движений, вполне молодые и известные, много верующих людей, которые молились в коридорах. Многие не попали в зал, Мосгорсуд выбрал для оглашения приговора далеко не самый маленький зал, там сидело около ста человек, но куда больше людей осталось в коридорах. Приставам приходилось сдерживать оборону людей, которые пытались прорваться. Всё это происходило до оглашения приговора, но потом всё изменилось.

Судья довольно обстоятельно прочитал приговор Владимиру Квачкову, даже те, кто не следил за этим процессом очень тщательно, могли узнать, что полковника приговорили по довольно тяжкой статье, вменяя ему, что он якобы договорился  с командирами воинских частей по всей России, а также имел некоторое количество вооружений. Но среди оружия, которое фигурирует в документах дела, прозвучало небольшое количество стволов: пара пистолетов, пара патронов, один автомат, который нашли у его теперь уже соучастника преступления, а также несколько взрывателей к ручным гранатам. Всё это стало основанием, чтобы признать Квачкова виновным в подготовке государственного переворота. Осуществлять он его собирался вместе с военными из воинской части Владимирской области, пойти маршем на Москву.

После оглашения приговора в коридорах началось что-то похожее на митинг, но, несмотря на такой всплеск эмоций, судебные приставы довольно быстро справились с ситуацией, никаких столкновений не было. Люди спокойно покинули здание суда, вышли на улицу, там адвокаты давали интервью. Мне удалось поговорить  с некоторыми сторонниками Квачкова, их мнения разделись. Некоторые считают, что Квачкова осудили за то, что он подаёт плохой пример людям в форме.

Ярослав Петров, НПО «Русские»: Полковник Квачков выражался всегда очень  откровенно, резко. Он является авторитетным лицом для многих военных, а мнение армии, мнение внутри армии в любом государстве очень важно.

Олевский: Сам Владимир Квачков - человек с серьёзными заболеваниями, у него поставлены серьёзные диагнозы, он был ранен, у него есть осколки в голове, он был контужен.  Его сторонники часто говорили, что во всех его злоключениях виноваты люди, которые были генно-модифицированные с самого рождения, были националистические выпады в адрес судей, журналистов. Кстати, дело Чубайса, по которому раньше судили Квачкова, по которому его оправдали присяжные, сторонники тоже вспоминали, они говорили, что, в том числе, его осудили и за это.

- Когда Владимира Васильевича суд присяжных освободил, то адвокат Чубайса сказал: «А вот в следующий раз присяжных не будет, и ты не выйдешь из тюрьмы», об этом все говорят, я правда сама не слышала.

Олевский: Кстати, многие, кто был в Мособлсуде, когда освобождали Квачкова,  были сегодня и в Мосгорсуде, но теперь он осуждён на 13 лет, Александр Киселёв - на 11 лет. Адвокаты заявили, что будут подавать апелляцию, что у них получится, мы узнаем, когда дело дойдёт до рассмотрения вышестоящей инстанции.  

Писпанен: Почему такой жёсткий приговор?

Михалкина: Приговор не просто жёсткий, он чудовищный. Здесь весь ужас и циничность ситуации заключается в том, что суд, обосновывая такой приговор, говорил о том, что он учитывает и возраст, и заслуги, и раннюю несудимость, его семейное положение, боевые награды. Но считает необходимым назначить 13 лет лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима и применить один год ограничения свободы.

Казнин: А командиры частей, о которых говорилось в процессе, как-то принимали участие?

Михалкина: Абсолютно справедливый вопрос. Дело в том, что это миф, очередной миф в этом деле, потому что никто из командиров воинских частей к уголовной ответственности за связь с Квачковым не привлечён, никто не проходит в качестве организатора вооружённого мятежа, кроме Квачкова и Киселёва.  На прениях мы говорили, что изначально Александр Киселёв шёл, как активный участник. Мне пришлось в прениях ссылаться на комментарии к уголовно-процессуальному кодексу, составленные председателем Верховного суда РФ Лебедевым, где сказано, что активный участник за подготовку  к вооружённому мятежу отвечать не может и не может быть привлечён по 279-й, а подлежат ответственности только организаторы. И вот на суде в тексте Киселёв вдруг из активного участника был назван организатором, что означает, что суд слушал прения, а не спал, как нам казалось.

Писпанен: Как вы думаете, удастся как-то снизить приговор?

Михалкина: Следующая инстанция - апелляционная инстанция Верховного суда РФ. У меня большая надежда на то, что нам удастся убедить судей во всей абсурдности обвинения, который Мосгорсуд посчитал доказанным. Сегодня какой-то нонсенс творился, суд в приговоре устанавливал факты, совершенно для меня невероятные. Например, он установил, что Квачков обладает хорошими организаторскими способностями, это как обоснование его вины, видимо. Мосгорсуд вошёл в оценку международно-правовых актов, потому что Квачков в своих выступлениях говорил: «Я пишу книгу, я всегда стоял на той позиции, что народ имеет право на восстание, как это записано в преамбуле всеобщей декларации прав человека».  Россия присоединилась к этому, и по сути, мы должны соблюдать права человека. Так вот суд в опровержении речи Квачкова указал, что этот довод является неконституционным и незаконным, потому что в соответствии с действующей Конституцией РФ высшим правом самоопределения  российского права является право на участие в референдуме. Приехали, дальше некуда, тупик.

Казнин: Следуя из вердикта, на каком этапе мятежа остановился Квачков?

Михалкина: Согласно обвинению, вооружённый мятеж планировался на конец июля - начало августа 2010 года, я повторяла неоднократно, это установленный факт, что  в это время мы-то ходили в суд по покушению на Чубайса трижды в неделю. Суд в приговоре указал, что доказательством в подготовке мятежа являются поездки Квачкова по стране, выступления с лекциями, что он раздавал свои книги с автографами, давал людям свои визитки. Но арестован Квачков был в декабре, что же было пресечено доблестными органами ФСБ в июле-августе 2010 года? Что не состоялось, и не могло состояться? Но суд пишет в приговоре: «В неустановленное время, в неустановленном месте, неустановленным способом, неустановленными соучастниками». 13 лет лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима.

Казнин: Квачков на протяжении двух дней делал странные заявления, которые касались национальности других людей, его называют «безумным пенсионером». Назначалась экспертиза его состояния психического?

Михалкина: В приговоре это тоже нашло достаточно объективное выражение, экспертизы проводились неоднократно, начиная с 2005 года. По организации вооружённого мятежа ему проводилось стационарное, комплексная экспертиза психиатрическая, которая доказала его вменяемость и психическое здоровье. Можно к Квачкову относиться по-разному, можно называть его «антисемитом», можно рассуждать, возможна или невозможна реализация его идей, но этот процесс страшен совершенно другим. Из доказательств фигурируют только разговоры, причём разговоры не где-то там в подполье, а разговоры, которые человек вёл, сидя у себя на кухне, в кругу людей, которых он считал своими друзьями либо единомышленниками, которые потом оказались провокаторами ФСБ, но суть в том, что кроме разговоров нет ничего. Получается, что любой человек, который открыто выражает свою недовольство, любые высказывания могут быть поставлены ему в вину, а срок по 279 статье - от 12 до 20 лет. Это страшно, потому что  за разговоры можно привлекать к уголовной ответственности.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.