Зеленский поставит Кремль на паузу, Дума играет в свою игру, а мир в Донбассе нужен только его жителям

Экс-замглавы АП Сергей Зверев в Hard Day’s Night

Гость этого выпуска программы Hard Day’s Night — политконсультант Сергей Зверев, президент «Компании развития общественных связей», бывший замглавы администрации президента. Обсудили выборы на Украине, возможный приход Владимира Зеленского к власти и последствия этого для Донбасса, провалы «Единой России» на губернаторских выборах, кадровую политику Сергея Кириенко, а также снижение рейтингов власти.

Желнов: Добрый вечер. Hard Day's Night на Дожде, как всегда, по вторникам. Я, Антон Желнов, приветствую вас, наших зрителей, и сегодняшнего гостя. Это Сергей Зверев, президент компании развития общественных связей, переводится, точнее, аббревиатура звучит как КРОС.

Зверев: Добрый вечер.

Желнов: Бывший когда-то замглавы администрации президента, в конце девяностых годов. Я для зрителей поясню, что Сергей один из крупнейших в стране специалистов в области коммуникации, работе с властью. Как раз об этих коммуникациях, о власти, о том, что вы делаете сейчас, мы и поговорим сегодня в нашем эфире. Сергей, начну с девяностых, потому что ваш старт, собственно, в бизнесе, во взаимодействии с властью и в работе в самой власти во многом начался в девяностые годы, когда вы, Владимир Гусинский, Игорь Малашенко стали сооснователями, сосоздателями канала НТВ.

Зверев: Да нет, он пораньше начался.

Желнов: Ну, хорошо, ваш публичный взлет, политический. Что вы думаете, во-первых, о той трагедии, которая произошла с Игорем Малашенко? С которым вы, естественно, как я понимаю, и общались, и работали в девяностых годах. И есть ли какие-то у вас сейчас контакты с вашим бывшим партнером Владимиром Гусинским?

Зверев: Вы знаете, о таких событиях достаточно сложно говорить, потому что это всегда трагедия. Я себе с трудом, в общем-то, то есть не то что с трудом, я себе такого представить итога для Игоря никогда, никогда не мог себе представить. Мало того, когда подобное произошло с Борисом Березовским, как-то смотря на эту тоже трагедию, вот как-то приложить ее к нашим знакомым той поры, в общем, было уже сложно. Игорь был человек достаточно жизнелюбивый, он был не простым человеком, и наши взаимоотношения тоже были вполне себе не простые, но представить себе такое я действительно в общем никогда не мог.

С Владимиром Александровичем мы, в общем, достаточно давно, я не могу сказать, у нас был период времени, когда мы абсолютно не общались, мало того, я был в каком-то смысле причислен к его оппонентам, им самим. Потом был какой-то период времени, когда мы начали разговаривать, по крайней мере, здороваться при встрече, а сейчас вот в последние годы просто действительно тоже нет никаких контактов. Я только слышу иногда периодически, наши какие-то общие знакомые рассказывают, где он, что он. Думаю, точно так же приблизительно он слышит и обо мне, тоже общие знакомые что-то ему говорят, возможно, что-то говорят, что происходит в моей жизни.

А смерть любая, это трагедия, смерть такая, это трагедия вдвойне. Все, что вокруг этой смерти происходило, это в общем, на мой взгляд, история достаточно неприятная. Я, честно говоря, не хотел бы особенно это обсуждать, поскольку, в общем, не считаю себя вправе ни давать каких-то оценок, ни, вообще говоря, не очень хочется даже разбираться во всем этом.

Желнов: Вот если мы говорим как раз о героях в девяностых годах, некоторых нет в живых, некоторые далеко за пределами России находятся. Вот вы перешли в новую эпоху, и сейчас вы являетесь важным игроком остаетесь, и ваше агентство коммуникационное, и вы сами вот этот трансфер как бы удачно для себя пережили. Благодаря чему, как вам кажется? Это ваши какие-то дипломатические способности или что-то иное?

Зверев: Вы знаете, я бы так сказал, что для значительной части людей моего прошлого, девяностых годов, я оказался, в общем, скажем так, вне игры. То же самое могу сказать по поводу двухтысячных, я для многих и вот в этой истории тоже вне игры. Это как состояние, когда ты в лифте, знаете, с одного этажа уехал, а до другого не доехал. Как получилось так, что мы работаем? Вы знаете, я так сказал, в конце девяностых годов, когда я ушел из администрации, я принял для себя решение. Из администрации я уходил непросто, если вы знаете, я был один из немногих, кто заявлял какую-то свою позицию несогласия с администрацией и с той политикой, которую администрация проводит в этот момент времени.

Желнов: По какому вопросу несогласие заявляли?

Зверев: Ой, слушайте, это было уже сколько, это было двадцать лет назад. По вопросу политики, которую проводила в тот момент времени администрация. У нас был довольно длинный разговор с Александром Стальевичем Волошиным, где я его убеждал, что для того, чтобы страна нормально развивалась, нам нужно уйти просто вместе в отставку, не только мне уйти, но нам вместе уйти, потому что то, что мы делаем, что мы ведем к какому-то противостоянию между различными лагерями, это, в общем, может довольно неприятно заканчиваться.

Но, как показала практика, я был в общем, наверное, не прав, та технология, которая была, и та игра, которая разыгралась в 1999 году, она вполне себе, в общем, оказалась эффективной. Я тогда понял, что будучи фигурой достаточно сложной для моих коллег, поскольку в администрацию я пришел из бизнеса и у меня были предложения в принципе идти, а до администрации я работал запредом правления «Газпрома», в общем, были какие-то возможности где-то найти себя, в каких-то корпорациях больших. Но я понимал, что я в какой-то степени такая, я занимаюсь действительно коммуникациями, я как консультант в сфере коммуникаций, я стараюсь помогать людям решать свои проблемы. А вот тогда, в конце девяностых годов, у меня было ощущение, что мое появление в какой-то крупной компании создаст этой компании больше проблем, нежели вот помощи что-то решить.

Поэтому я решил создать, в общем, свой бизнес, я его создал, начал развивать, а когда ты создаешь свой бизнес, то ты накладываешь на себя определенные обязательства. Эти обязательства уже перед теми людьми, с которыми ты работаешь, перед теми клиентами, с которыми ты работаешь, и здесь нужно выбирать позицию какую-то такую более спокойную. Поэтому я, в общем, наверное, как-то так был вне каких-то таких острых политических историй все эти годы.

Желнов: Ну, поскольку все равно ваш бизнес, чтобы тоже зрителям стало понятнее, во многом завязан на политике, на политических технологиях, на политическом пиаре, политическом консалтинге, консультациях, поэтому, конечно, важно очень обсудить и Украину, и выборы, которые сейчас проходили, первый тур, на Украине.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю