Владимир Войнович: Мне хотелось быть пророком. Но я надеялся, что мои предсказания — чушь.

Автор романа «Москва-2042» о «холодной гражданской войне» в России
Hard Day's Night
22:06, 14 июня
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Гостем программы Hard Day’s Night был писатель Владимир Войнович. В беседе участвовали ведущие Дождя Антон Желнов и Павел Лобков, а также специальный корреспондент ИД «КоммерсантЪ» Анна Наринская, журналист проекта «Сноб»​ Ксения Чудинова и критик и литературный деятель​ Александр Гаврилов. Говорили о теракте в Орландо, о том, чем опасен религиозный фанатизм, почему в России так любят придумывать врагов, и когда начнется новая Перестройка.

Желнов: Владимир Николаевич, последние события, так уж случилось, что вас всегда спрашивают об актуальных разных событиях, мы потом еще поговорим, почему вас спрашивают и почему вы так активны в этих своих комментариях. Не могу не спросить о событиях в Орландо, я имею в виду расстрел гей-клуба, произошедший на этих выходных. Как вам кажется, все, что мы видели, все, за чем мы наблюдаем в последние годы, это конфликт такого племенного строя, архаичного строя с современным обществом или что-то иное?

Войнович: Я не знаю можно ли назвать это общество архаичным, которое все это проделывает, но какой-то конфликт двух цивилизаций все-таки, цивилизация какая-то особенная, которую мы, по-моему, понять не можем, с нашей, которая существует.

Желнов: А ее можно назвать цивилизацией, если эта цивилизация устраивает теракты?

Войнович: Эта цивилизация нецивилизованная, это дикарская цивилизация, я имею в виду не ислам, естественно, тут все оговариваются, а этот воинствующий...

Желнов: А есть название этому воинствующему элементу, этой нецивилизованной цивилизации?

Войнович: Это, кстати, задача, надо как-то это назвать, да.

Желнов: Нет, но есть запрещенные в России, опять же, я оговариваюсь, юридически запрещенная в России организация «ИГИЛ», может быть, так и называть эту цивилизацию, или там все глубже, чем просто ячейка террористическая?

Войнович: Она шире, эта цивилизация, потому что это же не только «ИГИЛ» запрещенная, но еще всякие неназываемые, которые примыкают. Я не знаю, «Талибан» примыкает, он же не является частью «ИГИЛа», еще какие-то. И наши эти, которые в Чечне были, ваххабисты, я не знаю, или ваххабиты они называются, я не знаю, они не входят, по-моему, в состав «ИГИЛа». Так что это шире просто.

Лобков: Нет, я просто имею в виду немножко даже другое, что ли. Потому что я помню во времена начала клинтоновской эпохи, в 1992 году, совершенно белые, совершенно христианские фундаменталисты таким же образом громили гинекологические клиники и разрывали на ступеньках врачей, которые делали аборты, то есть это, как я понимаю, исламом не ограничивается. Я имею в виду даже, что это архаика в каком-то общем смысле слова, что чем больше мир сдвигается в сторону искусственного интеллекта, гаджетов, пересадок сердца или чего угодно, манипуляций с генами, тем как будто бы в противовес усиливается это другое крыло.

Войнович: Да, это усиливается, но все-таки эти белые фундаменталисты, они же не употребляли оружие массового уничтожения. Автомат — из него же можно пострелять очень много людей. Но они громили, наверное, били что-то там, кого-то, все-таки действовали примерно как наши фанаты футбольные, но не переходили какие-то рамки, просто они не совершали массовых убийств. Или совершали? Я не знаю.

Лобков: Совершали.

Войнович: Совершали?

Лобков: Если по всем Штатам, то да, там счет шел на десятки.

Войнович: Да-да. Нет, но всякие случаи были, и были в Оклахоме, по-моему, когда человек взорвал там чуть ли не весь стадион, убил 180 человек, Мэтью его как-то звали, забыл.

Лобков: А чем это объясняется?

Войнович: Я не знаю, это объясняется, наверное, нервностью нашей жизни. Потому что на нас все больше нагрузок всяких, на психику человека, я не знаю, сейчас, по-моему, гораздо больше просто маньяков каких-то, которые поодиночке охотятся за женщинами или за детьми, или что-то еще, людей, готовых убивать, брать в заложники, пытать просто так. Я думаю, что никогда так этого не было, были зверства на войнах всяких, но чтобы… не знаю.

Наринская: А Славой Жижек, философ левый такой, он причину этого сформулировал, перефразировав, но сказав наоборот, чем Достоевский. Он сказал: «Если Бог есть, то все позволено». И видим, в современном мире это так и есть, что все эти убийства оправданы религиозностью, они оправданы тем, что те люди, которых убивают, они действуют против Бога. Что в представлении этих людей геи, что женщины, которые делают аборты, что просто западная цивилизация, как это было оправдано 11 сентября. Как вы думаете, мне это действительно очень интересно, неужели любая, мы не считаем буддизм, но то, что называется авраамическая религия, в общем, мы видим, что в нашей стране, конечно, до такого не доходит, но огромное количество аппрессии идет от фундаментальных православных. Вы думаете, что действительно как-то настало время, когда авраамические религии несут такой, я не знаю, нельзя сказать слово злой, это будет совсем неправильно, но вообще такой тоталитаризм в каком-то смысле?

Войнович: Но религии вообще никогда не были сдерживающей силой, была инквизиция, были Крестовые походы. Так что религия, наше представление, такое общее представление, что говорят, что религиозные люди — они за мир, против убийств, против лишения людей жизни. Это не так, это просто действительно зло идет от очень многих религий. Во всяком случае, можно говорить, что это не религия виновата, а виноваты какие-то крайние формы, но у этих религий есть крайние формы. И я бы даже сказал, дело в том, что многие преступления нашего времени, нашего века, прошлого века объяснялись как раз наличием у нас атеизма, что Бога нет, значит, все позволено. А оказывается, да, действительно Бог есть, и все позволено, и даже поощряемо тем Богом, который существует в их представлении.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.