Алексей Венедиктов — о дискомфорте Собянина, силовиках и АП на выборах в Мосгордуму и невыполнимой миссии Путина, мешающей ему уйти

20 августа, 22:50 Антон Желнов
52 620

В новом выпуске программы Hard Day's Night — главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов. Главной темой интервью были акции в поддержку независимых кандидатов в депутаты Мосгордумы, реакция Владимира Путина и Сергея Собянина на поднявшуюся протестную волну, электронное голосование на предстоящих столичных выборах, дела о «массовых беспорядках» и глобальное видение мира Путина, из-за которого он не уходит с поста. Вместе с Антоном Желновым эфир провели ведущие Дождя Дарья Полыгаева и Владимир Роменский, специальный корреспондент агентства Bloomberg Евгения Письменная и редактор отдела «Мнения» газеты «Ведомости» Мария Железнова.

Желнов: Добрый вечер! Hard Day's Night на Дожде, приветствую вас, наших зрителей, и сегодняшнего гостя. Это Алексей Венедиктов, главный редактор «Эха Москвы». Алексей Алексеевич, добрый вечер! Рады вас видеть!

Венедиктов: Добрый вечер!

Желнов: Алексей Алексеевич, последняя новость, связанная с вами, была такая телеграмная. Это фотография, вы и Песков на Арбате, наша коллега Аня Монгайт проезжала, увидела. Эта фотография облетела все телеграм-каналы. Понимаю, что личная встреча, вы уже говорили, ничего в этом, наверно, такого и нет.

Но, учитывая события, происходившие в Москве, которые, в общем, эту встречу предваряли, и вашу вовлеченность во всю эту кампанию, связанную с Мосгордумой, обсуждали ли вы митинги с Дмитрием Песковым, «московское дело»? Я имею в виду 13 арестованных на сегодняшний день студентов. Был ли какой-то фидбэк от него? Как вы вообще почувствовали настроение и отношение к этому?

Венедиктов: Смотрите, Дмитрий Сергеевич вернулся из отпуска, а я только-только прилетел из Киева. И, конечно, если бы мы хотели провести тайную встречу и спрятаться, в Москве есть много разных подвальчиков и кабачков, да.

Желнов: Понятно.

Венедиктов: Поэтому скрывать нам было нечего. Он поехал в Дом книги покупать книжки, я попросил его перейти дорогу, и мы встретились. Конечно, мы обменивались мнениями. Он говорил, что ему было видно оттуда, из его отпуска, я говорил о том, в чем я принимал и продолжаю принимать участие. Я бы сказал, что мы не обсуждали, мы обменялись представлениями и информацией и разошлись, как обычно я это делаю.

Желнов: Какое, как вам показалось, у него?.. Понятно, мы не можем просить вас цитировать, поскольку приватная встреча.

Венедиктов: Я не пресс-секретарь пресс-секретаря.

Желнов: Какое настроение и отношение у него, как вам показалось, к событиям московским?

Венедиктов: Мне показалось, что он собирает информацию, естественно, не для себя, а для доклада президенту, хотя президенту докладывают и другие люди. Но, повторяю, он только что вернулся из отпуска, вот-вот, и я думаю, что он, как обычно делается, конструирует свое собственное мнение, чтобы именно свое мнение, а не мое или других, доложить президенту.

Я, конечно, понимал, что часть этого разговора может быть доложена, а может быть и нет. Поэтому мы с ним, как обычно, встречались, обменялись, разбежались. Я не знаю, какие будут последствия. Я высказывал ровно то, что я высказываю публично и непублично.

Желнов: Как сказали бы дипломаты, выказывали озабоченность некоторую.

Венедиктов: Нет, я не выказывал озабоченность. Я выказывал свое раздражение, демонстрировал его Дмитрию Сергеевичу и просто объяснял свою мотивацию. Он ей интересовался. Собственно, вот.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Партнерские материалы
Россия — это Европа