Татьяна Тарасова о том, кто лучше: Ягудин или Плющенко?

Hard Day's Night
30 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Заслуженный тренер по фигурному катанию Татьяна Тарасова о соперничестве двух чемпионов.
 Таратута: Кто лучше как фигурист: Ягудин или Плющенко?

Тарасова: Ну, когда соревновались, то есть результаты соревнований, мы так не рассматриваем, сидя. Есть результаты соревнований. Самая главная победа, когда они соревновались, принадлежала кому, Васенька?

Соловьев: Все это знают.

Тарасова: Ягудину. Дальше – кто поехал на чемпионат мира? Кто не испугался туда поехать? Потому что он набирал форму, и он не отказался. У меня до этого был Кулик, он отказался ехать на чемпионат мира, потому что он хороший парень, но кишка немножечко была тонка. Не хотел проигрывать. Я говорила: «Ты не проиграешь, потому что ты никогда не выигрывал чемпионат мира. А олимпийскую медаль нельзя отнять». Алеша поехал. И поэтому, что мы об этом говорим? Потом был Женя выдающийся. Это же разные периоды времени. Нельзя сейчас взять спортсмена, который был в 1952 году, и сравнивать его со следующим веком и говорить, кто из них был лучше. В свое время каждый из них был потрясающим, и они оба – надо отдать им должное, и нам отдать должное с Мишиным Алексеем Николаевичем – подняли мужское фигурное катание на ту высоту, которой сейчас только прикасаются.

Команданая: А вы сейчас душой болеете за Плющенко? Несмотря на то, что…

Тарасова: Да, я болею за него душой. Я вообще за любой талант буду болеть душой. Тем более за человека… я видела его на тренировке, я заходила, спросила разрешения зайти на тренировку, я видела, как он работает, как он трудился в зале, какой он оттуда выходил. Он совершенно изменил свою физику, он очень много работал в этом году. Я считаю, что была тактическая ошибка – везти его на чемпионат Европы, но это мое субъективное мнение.

Командная: А шоу-бизнес, который его сейчас окружает, не вредит ему?

Тарасова: Меня это не интересует, у него есть тренер, который, наверное, определяет его направление. Я стараюсь так жить, чтобы не вмешиваться в работу, я могу, если меня спросят, помочь – такая  у меня работа в сборной команде. Помочь, проконсультировать, выбрать музыку, что-то сказать по музыке, по программе, по дорожкам. Но вламываться в чужую работу я себе не позволяю, потому что берегу свою нервную систему. И уважаю тех, кто работает рядом. Тренеры – большие труженики.

Чудинова: Мы говорили про Ковтуна, у него есть такой же потенциал?

Тарасова: Вы знаете, он полуфабрикат. Он настоящий полуфабрикат. Он был у Коли Морозова, он не научился там ничему. Если бы я… Во-первых, не я его тренирую, у вас тоже неправильные сведения. Тренирует его Лена Водорезова, а я помогаю и консультирую. Это разные вещи. Я сказала, что меня заставил Писеев подписать, что я буду его тренировать, и я подписалась не глядя, я не пожалела об этом, потому что я в нем вижу ту энергию, которая может заставить огромный стадион встать. Но он вначале пути. Если бы он попал к нам в 13-14 лет, он бы сейчас уже выигрывал. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.