Светлана Журова о принятии «антисиротского закона»: Павел Астахов меня подвел

Hard Day's Night
15 января 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Олимпийская чемпионка, депутат Госдумы Светлана Журова о последствиях запрета на усыновление российских сирот американцами.

Барабанов: И в борьбе за семейные ценности, мы сейчас отмечаем годовщину принятия того же антидетского закона (говорили, что сейчас мы будем бороться за семейные ценности, сейчас детишек устроим по семьям, прошел ровно год, но, к сожалению, они как были больными или как были без родителей, так и остались, даже те, кто мог уже уехать). Вы сейчас, спустя год, не жалеете, что тогда все-таки проголосовали за этот закон, что эта мера была принята, что эти дети не смогли оказаться в нормальных семьях, что они по-прежнему находятся в детских домах?

Журова: Все равно, в любом случае, у нас международное усыновление не запрещено. Запрещено только одной стране, по большому счету. Поэтому говорить о полном запрете – этого нет. А во-вторых, те меры, которые в том числе были за это время приняты, и законодательные, это тоже кажется, что одного дня вопрос. Нет, конечно, там многие вещи, которые надо и в бюджете прописывать, и законодательные нормы менять. Потом много споров, как это все делать. Та рабочая группа до сих пор на полную работает в Думе по изменениям законодательства в этой части в лучшую сторону. Можно сказать: «Кто вам мешал это делать без этого закона? Спокойно бы делали и делали». Но понятно, что он являлся каким-то катализатором, для того чтобы эта тема стала одной из таких приоритетных для Госдумы, для депутатов, которые вместе с общественными организациями, работающими с этой темой давно, стали активными.

Олевский: Только дети выпали в осадок от этой реакции. Конкретные ведь люди, которые не уехали.

Журова: Я понимаю. Наверное, единственное, что я соглашусь и, наверное, неправильно для меня было, что не отдали тех, кто был готов уже уехать. Там было около ста человек. Вот здесь, я соглашусь…

Олевский: А обещали, что отдадут вам, когда обсуждали этот закон?

Журова: Был разговор, что да, скорее всего, они смогут уехать, или найдут им семьи, или они уедут…

Дзядко: Вы, пользуясь своим правом законодательной инициативы, не хотите как-то этот вопрос поднять?

Журова: К сожалению, это уже не к законодательной инициативе. Ты будешь подзаконные акты, это разрешено, да… Это не к Думе, это уже к правительству.

Олевский: Светлана, кто обещал, что они уедут?

Журова: Я помню, что были разговоры, помню, что там и Астахов вроде говорил о том, что на самом деле такая возможность может быть. Просто дальше уже как приняли решение суды, потому что суды, в принципе, там могли разрешить, насколько я понимаю. Здесь, наверное, это сожаление есть. Особенно, когда дети готовились много лет, не один год, не один раз, а уже готовились много лет, встречались со своими родителями – здесь, с точки зрения человеческой, наверное, мое мнение, надо было таким детям дать возможность уехать.

Олевский: Подвел вас, получается так?

Журова: К сожалению, да.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.