Гарик Сукачев: генерал Золотов унизил мое достоинство. За кого нас держат?

Музыкант о хамском тоне власти, пацифизме и Сирии, Навальном — Гапоне, и о том, почему не хайпит как Шнур

В гостях программы Hard Day's Night — российский рок-музыкант Гарик Сукачев. Поговорили об обращении главы Росгвардии Виктора Золотова к Алексею Навальному и хамской риторике власти, о фигуре самого Навального и о том, почему музыкант относится к нему критически, о войне на Донбассе и в Сирии, отношениях с байкером Хирургом, сути пацифизма, исторической неудаче социализма в России, а также о современном роке и рэпе. Вместе с Михаилом Козыревым эфир провели журналисты Евгений Левкович и Ярослав Забалуев, корреспондент Дождя Владимир Роменский и шеф-редактор русскоязычной версии GQ Дмитрий А. Быков.

Козырев: Мое почтение, драгоценные зрители телеканала Дождь. Сегодня я веду программу Hard Day's Night, и с большой радостью представляю вам гостя. Сегодня у нас артист, режиссер, писатель и многое-многое другое, Игорь Иванович Сукачев. Добрый вечер.

Сукачев: Здрасьте-здрасьте.

Козырев: Я возьму на себя наглость задать первый вопрос, вот какой. Пару недель назад мы с тобой говорили.

Сукачев: Ужас, да.

Козырев: Говорили страстно, много, долго, в основном говорил ты, я просто слушал. У нас до этого состоялся, мы были вместе в одной программе, состоялся такой экзистенциальный спор о том, какие времена тяжелее, когда в советские времена происходило «винтилово» на улицах, в котором хрустели и твои кости, или сегодня. Но вот в какой-то момент ты завел речь о том, что тебя поразило это обращение генерала Золотова, которое вдруг жахнуло на всю страну. Человек, который публично никогда, в общем, нигде не обозначался, и этот вызов на дуэль Алексея Навального, который в это время, как и по сей день, продолжает сидеть в тюрьме. Рассказывай, что тебя в этом так выбесило.

Сукачев: Да, на самом деле я, блин… Я тогда, даже у тебя прошу прощения, я прямо в ярости в какой-то был, слава тебе господи, что прошло время, и я успокоился. Ну, это вызывает теперь какое-то недоумение, удивление, заявление генерала, главы огромной военной организации, и вот этот вот тон, в котором обращение было озвучено. На мой взгляд, это обращение, я его вообще к себе лично как-то ощутил, и меня поразил какой-то тон, какие-то слова, которые уже давно они были, какие-то девяностые, какие-то бандитские разборки, ей богу. У меня не укладывалось в голове, генерал и вот эти, что я вызову, размажу на глазах у пацанов, это вызвало какое-то ужасающее чувство. Во-первых, это недостойно совершенно офицера, на мой взгляд. А во-вторых, это просто говорит о том, что происходит вообще в нашей стране, какой-то колоссальный совершенно кризис. Просто колоссальный кризис, и этот кризис связан конечно же с высшими эшелонами власти, вот и все.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю