Сергей Фурсенко: "Мы просто поменяли круги своими наименованиями"

Hard Day's Night
8 ноября 2011
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Тихон Дзядко

Комментарии

Скрыть

Президент РФС Сергей Фурсенко о переходе российского футбола на систему "осень-весна".

Дзядко: Вы, обосновывая свое решение перевести нас на осень-весну, говорили, в частности, что в ближайшие три года будут построены крытые манежи и т.д. Но прошел уже год и как-то не слышно.

Фурсенко: Друзья мои, вы поймите, я говорил, что порядка 3 лет, с точки зрения подвижек куда бы то ни было, точно ничего не будет. Мы сделали два месяца посередине – и что происходило? Каждые два года у нас два месяца был перерыв в чемпионате премьер-лиги, и каждый год мы изменяли. Вот я был президентом «Зенита», каждый год у нас была чехарда какая-то: один год такой календарь, другой год – другой календарь. И каждый раз, когда календарь такой, что там нет перерыва, уже поля не поменять. Мы взяли, делали на регулярной основе два месяца перерыва летом и три месяца практически перерыва зимой. Так как это уже сопоставимые перерывы – 2 и 3 месяца – то можно поменять просто круги и приблизиться к Европе, что мы, собственно, во всех отношениях делаем.

Дзичковский: Речь немножко не о том. Мы уходим в зиму, 27 ноября матч в Томске. Манежей нет.

Фурсенко: Вы хотите, чтобы я построил манеж в Томске?

Белоголовцев: Как играть в Томске в минус 20 градусов в футбол?

Фурсенко: Друзья мои, а кто заставляет играть? Вы мне скажите, что, сейчас что-то сместилось куда-то? Объясните мне. Ведь в данном случае два матча эти мы сейчас играем только потому, что переходной период. В обычном регулярном чемпионате все сроки остались точно такие же, как были, когда была весна.

Белоголовцев: Так и будут играть в минус 20 в футбол, значит, в России?

Фурсенко: Подождите, никто в зиму не уходит. Вообще принципиально не уходит. Два месяца как был перерыв, он так и остается.

Белоголовцев: Конец ноября - он как был футбол в минус 20, так и остается.

Фурсенко: Ну так же и играли предыдущие матчи.

Белоголовцев: Так значит, ничего не изменилось.

Фурсенко: Вы не знаете, что было, когда Советский союз был. Играли эти матчи, особенно в таких проблемных регионах, все на юге. И в этом нет ничего плохого. Мы найдем средства, как сделать так, чтобы не играть в 20-градусный мороз. Совершенно точно найдем.

Белоголовцев: Когда?

Фурсенко: А и сейчас ничего не происходит такого, понимаете? Вы поймите следующую вещь: мы не сделали ничего кардинального, мы только поменяли круги своими наименованиями. Дальше, при готовности инфраструктуры в нашей стране, надо создать сначала определенное напряжение, чтобы кто-то почесался. Это известная вещь. Кроме всего прочего, вы поймите, что местные власти, даже уже зная о том, что будет переход, запросы шлют по поводу этих манежей, каким образом это сделать и т.д. Власти футбольные, Российская футбольная премьер-лига, находит способы жеребьевки таким образом, чтобы играть в зимние времена в более теплых местах. Мы в данном случае движем этот процесс таким образом, чтобы задавалась мотивация что-то поменять. Можно было ничего не строить. Вот я вам честно могу сказать – один очень влиятельный футбольный человек, когда я пришел, говорит: «Сережа, ты хороший парень, у тебя все нормально. Только ничего не меняй, я тебя умоляю, ничего не меняй».

Дзядко: А вы решили поменять.

Фурсенко: А я все поменял. Но я вам могу сказать, что после того, как это все поменялось, он мне сказал: «Ты был прав».

Зыгарь: А вы по-прежнему считаете, что в 2018 году Россия будет чемпионом мира?

Фурсенко: Абсолютно уверен.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.