«Администрация президента всегда влияла на телевидение, но так — после „Курска“».

Президент Национальной ассоциации телерадиовещателей Эдуард Сагалаев о работе на ВГТРК и «здоровом русском прагматизме»
Hard Day's Night
22:12, 16 августа
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

В новом выпуске Hard Day’s Night в гостях у телеканала Дождь был журналист, президент Национальной ассоциации телерадиовещателей Эдуард Сагалаев. 

Говорили о том, кто закрывает региональные каналы, чего именно боится власть, когда не пускает оппозицию на федеральное телевидение, почему осенние выборы — это «скучный процесс», и чем сегодняшние олигархи отличаются от олигархов девяностых. 

Вместе с Антоном Желновым в беседе участвовали ведущие Дождя Павел Лобков и Анна Немзер, старший корреспондент Slon Magazine​ Наталия Ростова и телеобозреватель газеты «Московский комсомолец» Александр Мельман.

 

Желнов: Мы начнем с грустной новости, поскольку мы сегодня будем разговаривать о медиа и о телевидении. Сегодня пришло известие, что умерла Ксения Пономарева, бывший когда-то гендиректор ОРТ — общественного российского телевидения, первый главный редактор газеты «Коммерсантъ», я сейчас говорю о 1991 годе. Эдуард Михайлович, вы были знакомы с Пономаревой?

Сагалаев: Да, я был знаком. Но не близко, но был знаком. Очень жаль, что она умерла в расцвете, в общем, такого.

Желнов: 54 года.

Сагалаев: Да, 54?

Желнов: 54.

Сагалаев: Да-да. Очень жаль.

Лобков: Но все-таки немного было женщиной такой пробивной силы невероятной, они как-то появились тогда в 90-е годы, так, как Ирена Лесневская или Ксения Пономарева. Правильно я понимаю, что это был такой взрыв какой-то свободы вообще, когда появлялись самые неожиданные персонажи на медийной арене?

Сагалаев: Да. Хотя Ирену Лесневскую я не стал бы сравнивать с Ксенией, потому что Ксения была все-таки, я в хорошем смысле слова, но нанятым человеком.

Лобков: Политическое назначение.

Сагалаев: Да-да, а Ирена — она была хозяйкой канала и создателем канала, душой канала, с Иреной я близко знаком. Ксения, конечно, тоже была яркой личностью, безусловно. Да, жалко.

Желнов: Да, конечно. Всем родным и близким соболезнования Ксении Пономаревой. Наташ, твой вопрос первый.

Ростова: Эдуард Михайлович, вы в эфир впервые вышли в 1985 году, программа «12 этаж». За эти более чем 30 лет мы совершили как медиа-сообщество и как общество вообще большой очень круг. Тогда тогдашние цензоры, тогдашние идеологи — Егор Лигачев, Александр Яковлев — вы видите сегодня на их месте людей подобного масштаба или чем они отличаются, кто эти люди сегодня, которые цензурируют российское телевидение?

Сагалаев: Я думаю, что по масштабу работы сегодня не меньше у людей нагрузка, чем тогда была у Егора Яковлева или у Александра Николаевича. У Александра Николаевича Яковлева, у Егора Лигачева. Там что? Один канал был, которым надо было управлять. И то, что значит управлять? Скорее, направлять и корректировать деятельность. Но, конечно, мне кажется, что масштаб личности тех людей был огромным, и, может быть, это говорит во мне такая ностальгия немножко по тем временам. Если сравнить Егора Лигачева и Алексея Громова, например, условно говоря.

Желнов: Алексей Громов — главная определяющая сила со стороны власти по отношению к телевидению?

Сагалаев: Я думаю, что главная определяющая сила у нас одна — это Владимир Владимирович Путин.

Желнов: Но мы сейчас говорим про функции канала.

Сагалаев: Да. А Громов, конечно, он очень масштабный человек, и он, как мне кажется, справляется со своей задачей очень хорошо, с задачей...

Желнов: А что за задача?

Сагалаев: Руководить медиа в нашей стране, государственным медиа и не только государственным медиа. Что значит? Руководить — это не совсем то слово, потому что...

Желнов: Главные редактора — они разве не руководят медиа?

Сагалаев: Да, я и хотел сказать, что руководить — это не совсем то слово. Задавать вектор, можно так сказать, определять политику, участвовать в определении политики вместе с главными редакторами, потому что, насколько мне известно, там нет командного тона, там есть обсуждение.

Желнов: Это так задается вектор — через обсуждение?

Сагалаев: Да. Потому что у нас очень серьезные люди руководят телевидением, в частности, большим телевидением. Олег Борисович Добродеев, Константин Эрнст, и они достаточно масштабные личности, чтобы руководить...

Лобков: Хотели назвать Кулистикова, а Кулистикова больше нет, а там не пойми кто, прости, Господи.

Сагалаев: Нет, чего? Там Земский пришел, но он еще научится.

Лобков: Просто вопрос вот в чем: что большие люди руководят большим телевидением, там большой бизнес, это смотрят миллионы людей. А смотришь: какая-то профурсетка в ютюбе, произнеся какую-то тупую фразу, сделав два раза губы уточкой, шутя, делает Первый канал по количеству просмотров. Не кажется ли вам, что вообще эпоха больших людей, которые управляют большим телевидением, она уходит в прошлое? Что эта девочка, монеточка, она больше является идеологической доминантой, чем любые военные репортажи, снятые в Сирии с беспилотников и т.д.

Сагалаев: Вы преувеличиваете, по-моему, но на самом деле, действительно время сейчас такое очень интересное, и действительно ролик в ютюбе может собрать три миллиона, например. Я смотрел ролик Навального про Чайку, он набрал три миллиона, по-моему, просмотров. Но мне как-то это понятнее с точки зрения влияния на политику. Что касается девочки, которая там собрала, может, не меньше, это нормально, но это не влияет, по-моему, так на сознание людей в политическом смысле. Но время больших людей не пройдет, и я думаю, что, наоборот, задачи усложняются, потому что мир усложняется, и жизнь наша усложняется, и в этом контексте большие люди никогда не будут не востребованы. И мне, конечно, гораздо более симпатичен Александр Николаевич Яковлев, если уж говорить, сравнивать.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.