Руслан Аушев о выдвижении в президенты: «Народ собрал 60 тысяч подписей, я не могу им отказать»

Hard Day's Night
16 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Бывший президент Ингушетии о новом выдвижении на пост президента Ингушетии.
Дзядко: Руслан Султанович, хотелось бы начать с ингушских дел, с того, что происходит в республике, и того, что предстоит. Писала газета «Известия» не так давно, что в республике идет сбор подписей в пользу того, чтобы вы выдвигались в президенты республики. И как будто бы собрано уже 40 тыс. подписей, что для Ингушетии, несомненно, цифра немаленькая. Вы будете баллотироваться в президенты?

Аушев: Сегодня инициативная группа была у меня, появилась у меня в офисе, привезла под 60 тыс., где-то 50 с чем-то тысяч подписей. Я посмотрел, действительно там оформлены. Просили от меня решения. Поймите, хочу я баллотироваться или не хочу, я или кто-то другой, после того, как люди к тебе обращаются, провели такую работу и тебя призывают, конечно, я дал согласие. Когда инициативная группа зарождалась, после того, как Госдумой был принят закон о выборах в субъектах РФ, это инициативная группа появилась, я знал об этом. Я сказать честно, подумал, что так… Как говорят, погреются-погреются, и на этом все успокоится. Но вот видите, получилось, что они собрали под 60 тыс. Хотя говорят, что до сих пор идет сбор подписей. Я не имею права отвернуться в этой ситуации, поэтому хочу я баллотироваться или не хочу, решение за меня приняли, я дал согласие. Такой же фокус со мной был и в 1992 году, когда такая же инициативная группа прибыла ко мне в Москву и сказала, что я должен баллотироваться. Когда я первый раз  стал президентом. Хотя мы прекрасно понимаем, какие сигналы идут с Москвы в регион, особенно Северо-Кавказский, что выборы всенародные не будут, а будут выбираться главы через парламент.

Казнин: А вам пришли сигналы из Москвы, из Кремля?

Аушев: Насколько я знаю, раз «Единая Россия» подала такой сигнал на Кавказ и в республику Ингушетия, то мы понимаем, что это не сигнал «Единой России», это сигнал Кремля.

Дзядко: Вы говорите «хочу я или не хочу, я принимаю это предложение», но вы хотите или не хотите?

Аушев: Я, сказать честно, не хотел. Я два срока был президентом. Но как я могу отвернуться от людей, которые сказали: «Руслан Султанович, ты должен баллотироваться. Это твой род, ты хочешь – не хочешь, должен идти». Поэтому здесь никакого жеманства нет, я откровенно об этом говорю. И вообще, я не думал, что они соберут под 60 тыс. 60 тыс. сегодня в Ингушетии, если взять 100% избирателей, это примерно под 70% избирателей. Это можно в первом туре пройти президентом  и стать депутатом Госдумы.

Джемаль: Как вы полагаете, вы же должны как-то оценивать ситуацию: будет у вас возможность баллотироваться или это благие желания?

Аушев: Приехала инициативная группа и сказала: «Руслан Султанович, мы хотим, чтобы вы баллотировались». Я объяснил, что если народ скажет «Руслан, вперед», как я всегда своему народу говорил, да и любой должен говорить, я пойду. Скажет «назад», я пойду назад. Скажет «вправо», пойду вправо, скажет «влево», пойду влево. Поэтому они собрали под 60 тыс., привезли, сказали» «Вот, народ сказал, чтобы ты баллотировался». Я сказал: «Хорошо, я буду баллотироваться кандидатом, если будут выборы в Ингушетии». Не будут выборы, конечно, я баллотироваться не буду.

Дзядко: А вам кажется, что будут или не будут?

Аушев: Мне кажется, что не будут. Я об этом говорил неоднократно. Но если бы они были, сегодня «Единая Россия» такие сигналы не подавала бы. И я считаю, что это неправильно, что сегодня одним республикам, одним субъектам дают право баллотироваться, а другим нет. И хотел бы подчеркнуть, что вот шесть республик, которых так обозвали «вторым сортом», так можно назвать, все-таки республики. У нас федерация, в федерации есть три образования: республика, край, область и округ. Округам, краям, областям дают баллотироваться, республикам, которые первые стоят в составе федерации, как бы образуют федерацию, не дают. Это странно. Тем более на Кавказе.

Тагаева: А кто возглавляет эту инициативную группу, которая привезла вам подписи?

Аушев: Те сотрудники, которые отчасти со мной работали в команде, другие просто присоединившиеся. Я скажу больше. Я когда приезжаю домой, - я часто приезжаю, у меня там мать живет, к сожалению, в прошлом году отец умер, - ко мне приезжали, и когда в первом чтении закон о выборах пошел, и во втором. Они начали уже тогда меня поддавливать и говорить, что ты должен баллотироваться. Я сказал: «Хорошо, разберемся».

Казнин: Они недовольны тем, что делает Юнус-Бек Евкуров сейчас?

Аушев: Они, может, и довольны, они хотят, чтобы я баллотировался. Они говорят: «И пусть Юнус-Бек баллотируются. Дайте республике Ингушетия выбрать себя, пусть Юнус-Бек Евкуров, Мальсагов, Евлоев, Плиев, Аушев баллотируются, мы себе выберем президента». Я считаю, что правильно. Я и больше сказал: если федеральный центр из-за меня не хочет выборы в Ингушетии проводить, я готов отказаться от выборов, но дайте людям…

Казнин: А вы думаете, что из-за вас не хотят?

Аушев: Ну, были такие моменты, чтобы Аушев не пришел, зная, что он в первом туре сразу побеждает. Я же знаю там всю эту кухню. И сказали: «Давайте отменим и поставим того, кого хотим».

Макеева: Почему Кремль не хочет, чтобы вы были во главе?

Аушев: Не знаю, наверное, потому что усатый.   

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.