Олег Царев о деньгах «Новороссии», помощи администрации президента РФ и гимне в исполнении Вики Цыгановой

Hard Day's Night
22 октября 2014
Поддержать программу
Поделиться
Часть 1 (20:22)
Часть 2 (15:38)
Часть 3 (16:10)
Ведущие:
Тихон Дзядко

Комментарии

Скрыть

В гостях спикер парламента самопровозглашенной «Новороссии» Олег Царев. Поговорили о том, почему в «Новороссии» не будут проходить выборы в Раду, с кем он встречался в Москве и о чем договаривался, откуда у бойцов «ДНР» и «ЛНР» оружие, собирается ли «Новороссия» стать частью России и почему «в Украине зимой будет холодно, а в „Новороссии“ — тепло».

Дзядко: Олег, мне хотелось бы начать с событий предстоящих – это выборы в Верховную Раду Украины, которые состоятся в воскресенье. Вы в них участия не принимаете. Скажите, будут выборы проходить на той части Донецкой и Луганской областей, которые Киев сейчас не контролирует?

Царев: Нет, не будут. Мы категорически возражаем против того, чтобы выборы проходили на нашей территории.

Дзядко: А почему их не будут проводить?

Царев: По той причине, что мы считаем, что это территория «Республики Новороссия». Выборы в Верховную Раду Украины должны проходить на Украине, но не в «Новороссии». Мы возражаем даже против того, чтобы выборы проходили по тем территориям «Донецкой и Луганской республик», которые сейчас оккупированы, с нашей точки зрения.

Дзядко: Вы это возражение каким образом будете выражать – вы будете мешать проведению выборов?

Царев: Нет, мы не будем мешать. У нас сейчас подписано перемирие, прекращение огня. Никаких боевых действий проводиться не будет.

Лобков: Но ведь могут найтись люди, которые живут на ваших территориях, в силу определенных причин выехать не могут, но хотели бы принять участие в выборах на Украине. Не 100% же людей разделяют вашу позицию, что от «Новороссии» не должно быть депутата в Верховную Раду. Они как-то должны выразить свое мнение?

Царев: Вполне возможно, что кто-нибудь на территории РФ с удовольствием проголосовал бы на прошлых президентских выборах за Обаму. Почему бы и нет? Я, возможно, на тот момент времени, когда он баллотировался, с удовольствием его бы поддержал. Но это не значит, что граждане РФ могли бы голосовать за президента США.

Дзядко: Здесь есть маленькое отличие, оно, может, не очень существенным вам покажется, но у людей, которые живут на территории Луганской и Донецкой областей, у них паспорта Украины.

Царев: Да, у них временно паспорта Украины, в ближайшее время у них будут паспорта «Донецкой и Луганской республики».

Дзядко: Если у них паспорт Украины, и они хотят проголосовать на выборах в Верховную Раду, они этого сделать не смогут?

Царев: Несмотря на то, что у них паспорт Украины, если вы сейчас начнете спрашивать людей, гражданами какой республики они являются, я уверен, что подавляющее большинство вам скажет, что «Новороссии». Я общаюсь с беженцами с Украины, здесь около миллиона человек…

Дзядко: Я прошу прощения. Про беженцев мы поговорим. Насколько я понимаю, вопрос Павла касался людей, которые хотят принять участие в выборах.

Лобков: У вас есть несогласные или у вас нет несогласных?

Царев: Несогласные есть везде. Я думаю, что нет такого общества, в котором нет несогласных. Наверное, было бы плохо, если бы все придерживались одной точки зрения. Но подавляющее большинство, не просто большинство, а подавляющее большинство после того, что произошло на Донбассе, после всех этих обстрелов, ведь это только украинское телевидение показывало, что ополченцы сами обстреливали Луганск…

Дзядко: А что касается меньшинства?

Царев: Дайте я закончу.

Дзядко: Олег, вопрос был относительно выборов.

Царев: Ну дайте я закончу.

Дзядко: Те, которые меньшинство, смогут принять участие в голосовании или нет?

Царев: У нас не получится диалог, если вы меня будете обрывать.

Дзядко: Я третий раз у вас спрашиваю, сможет ли меньшинство проголосовать, если оно хочет?

Царев: Я отвечу. Аргументируя, отвечу. После обстрела Донбасса и Луганска все, кто проживает на нашей территории, несмотря на ту картинку, которую показывало украинское телевидение, что якобы ополченцы сами себя обстреливают, у них иллюзий нет. Они все знают о том, кто обстреливал, кто разрушал дома, дороги, мосты, кто убивал людей, поэтому у них такое настроение.

Жегулев: Тем не менее, у всех граждан Украины в России есть право проголосовать на выборах Украины, они могут пойти в посольство и проголосовать. У вас такого права, получается, на территории «Новороссии» не будет.

Царев: Мы считаем, что граждан Украины на территории «Новоросии» нет. Мы провели референдум, люди поддержали независимость. Мы считаем, что это состоявшее действие. Была проголосована Конституция, Конституция «ДНР», Конституция «ЛНР», Конституция «Новороссии». Ополчение сохранило свободу этих территорий. Южная Осетия признала нас как республику. По этой причине мы считаем, что выборы на этой территории в украинский парламент проходить не могут. По-моему, это достаточно логично.

Васюнин: Беженцы в Москве пойдут голосовать 2 ноября или 25 октября?

Царев: Я не знаю по поводу выборов в Верховный совет, какие там будут возможности. Я так думаю, что украинское посольство откроет какие-то пункты, а, может быть, и нет. По крайней мере, тут открыты какие-то пункты голосования на Украине для тех, кто хочет выехать и проголосовать с территории «Новороссии». По-моему, такое будет организовано. Поэтому если у кого-то есть неутолимая жажда поехать проголосовать, вполне возможно, что она будет удовлетворена таким способом.

Васюнин: Люди с Донбасса приедут в Москву, чтобы проголосовать на выборах в Украине, получается?

Царев: Люди с Донбасса могут поехать в какие-то другие пункты, которые будут специально открыты, насколько я знаю. Я не совсем отслеживаю последнее украинское законодательство по объективным причинам. А то, что будут открыты пункты голосования для голосования в «Донецкой и Луганской республике» в Москве, несколько таких пунктов будет.

Лобков: А какова судьба вашей партии, вы покинули «Партию регионов»? У них есть шанс на успех? Вообще вы их поддерживаете на выборах?

Царев: Я был членом политсовета партии, я был заместителем руководителя фракции. Это крупнейшая фракция в Верховном совете. Я один из старейших членов партии. Тем не менее, я был исключен из партии в тот момент, когда я баллотировался на президентских выборах. При этом я хочу сказать, что я свою позицию не менял, меняла свою позицию партия. Может быть, по этой причине рейтинг партии на юго-востоке очень сильно упал.

Лобков: Вы желает ей успеха на парламентских выборах?

Царев: У меня очень большое количество друзей. Кстати, именно поэтому вопрос об исключении меня из партии не ставился на голосование. Как рассказывали друзья, объявили это решение и быстренько закрыли.

Лобков: Вы поддерживаете этих коллег?

Царев: Я поддерживаю своих коллег, желаю им всего хорошего.

Лобков: То есть «Партию регионов» в нынешнем виде вы поддерживаете?

Царев: Дайте я отвечу. Я поддерживаю своих товарищей, своих товарищей в Днепропетровске, в Запорожье, членов парламента, с которыми меня связывают долгие дружеские отношения. Но я не поддерживаю политическую линию нашей партии. Я категорически выступал против того, чтобы наша партия… Ведь если бы не голоса нашей партии, Яценюк и Турчинов не были бы легитимизированы. Ведь что получилось? После вооруженного переворота остался в стране на тот момент времени только легитимный парламент. И если бы парламент не проголосовал за Яценюка, Турчинова, пускай даже нарушение Конституции, ведь Янукович должен был подписывать все эти назначения, он был за границей. Но если бы не было самого факта голосования, то вообще не было бы власти на Украине, эта власть была бы вынуждена договариваться с народом, с Януковичем, с юго-востоком, не было бы такой ситуации.

Но мои коллеги решили, что если они проголосуют за Турчинова и за Яценюка, то они вернут ситуацию в политический процесс, и вопросы будут решаться в парламенте путем голосования, путем спора. Никто из них не мог подумать, что потом их, причем тех людей, которые голосовали и поддержали эту власть, будут засовывать в мусорные баки. А такое произошло.

Жегулев: Вы говорите, что у вас много друзей. Вы сейчас поддерживаете с ними отношения дружеские? И с кем из тех людей вы дружите?

Царев: Я не буду называть фамилий, потому что я сейчас, насколько я знаю, по степени неприятия нахожусь на втором месте у наших украинских элит.

Жегулев: А на первом кто?

Царев: На первом Владимир Владимирович. Я сразу же после него.

Васюнин: А Янукович как же?

Царев: А Янукович… Янукович – это просто Янукович, с ним все понятно, он не действующая фигура.

Дзядко: А если говорить про другие выборы, которые состояться в ближайшее время, это выборы 2 ноября на территории, подконтрольной «ДНР» и «ЛНР». Не так давно состоялся известный инцидент с Павлом Губаревым, на следующий день после того, как стало известно, что его движение не зарегистрировано для участия в выборах. Как вы смотрите на это покушение? Это элемент предвыборной борьбы?

Царев: Я вторую неделю здесь в Москве занимаюсь вопросами беженцев, я сознательно дистанцировался от выборов в «Новороссии» по той причине, что парламент «Новороссии», как во всех конфедерациях, он должен выбираться в парламентах «ДНР» и «ЛНР», то есть это не прямые будут выборы.

Жегулев: То есть вас не интересует ситуация?

Царев: Меня, конечно же, интересует. Я приеду на сами выборы, наши депутаты будут помогать следить за тем, чтобы был порядок. Но в момент регистрации, в момент агитации, если мы будем участвовать, вполне возможно, что это будет расценено и будет восприниматься как попытка воздействовать на результаты в «ДНР» и «ЛНР».

Дзядко: А покушение на Павлу Губарева с чем связано?

Царев: Я возвращаюсь к этой ситуации, я просто объясняю, почему я, возможно, не владею всей ситуацией. Но поверьте, и моя машина, и машина моего эскорта, а, к сожалению, у нас первые лица не могут без вооруженной охраны передвигаться по «Новороссии», они все если не в пулевых, то уж точно в осколочных дырках, отверстиях. Для нас это нормальная ситуация, я не думаю, что это какие-то политические разборки. Причем я точно знаю, что люди Губарева включены в ряд общественных движений, которые сейчас являются… Мне сейчас сложно вспомнить их названия, которые сейчас лидируют по…

Лобков: Их не зарегистрировали.

Каныгин: А почему не зарегистрировали? Вот интересно.

Царев: Вы не поняли. В тех, которые зарегистрировали, находится как минимум 10 человек от Павла Губарева.

Каныгин: Но саму партию «Новороссию» не зарегистрировали. Вы же к ней тоже имеете отношение.

Царев: Вообще использовать символ и название «Новороссии» без разрешения парламента «Новороссии» нельзя.

Дзядко: А вам не кажется, что получается не очень справедливо, что человек, который был одним из активных участников первых митингов, потом просидел в заключении в СБУ, имел титул народного губернатора, теперь его движение, его партию не регистрируют? Вам не кажется, что здесь какая-то справедливость отсутствует?

Царев: Я не знаю всех нюансов, но я не понимаю, почему он не баллотируется сам. А вы его не спрашивали? Может, лучше его спросить?

Дзядко: Нам интересно ваше мнение. Как вам кажется, почему он не баллотируется?

Царев: Я не знаю всех нюансов нерегистрации его политической силы  и не знаю, регистрировался ли он лично. Уверен, что если бы он регистрировался, он бы участвовал. Поверьте, я отношусь к нему с большой симпатией. Вы сейчас говорите хорошие слова в его отношении, а я был единственным человеком, который оплачивал юристов, когда его закрыли. Ведь никто из его симпатиков не оплачивал его юристов. Я помогал его супруге, когда она находилась в такой сложной ситуации, когда он был в тюрьме.

Жегулев: Тем не менее, вы, получается, не разрешили использовать флаг «Новороссии».

Царев: Он обращался к нам.

Каныгин: А это зарегистрированная какая-то марка?

Дзядко: Ну нельзя использовать имя Россия без разрешения, наверное, как и у вас, парламента или каких-либо других органов.

Каныгин: Нет, на любой майке написано.

Дзядко: Вы можете сделать партию «Единая Россия» - «Не единая Россия», разделенная, поделенная.

Царев: У нас, к сожалению, открыто огромное количество новостных агентств, сайтов, телевидения, интернет с брендом «Новороссия». Зачастую они пишут о том, что они являются единственным официальным органом, при этом они точно не являются официальным органом. В этом деле надо наводить порядок.

Лобков: А сама идея выборов 2 ноября. Как я понимаю, по закону, который подписал Порошенко, об автономии Донбасса, можно выбирать муниципальных депутатов. Как я понимаю, этот закон дался Порошенко очень тяжело, и на этот закон в значительной мере, как мы знаем, его уговорил его коллега Владимир Путин. Это был такой очень жесткий компромисс.

Царев: Слушайте, вы об этом знаете, я об этом не знаю.

Лобков: Есть этот закон, вы идете дальше, говорите: «Мы выберем парламент», Захарченко будет баллотироваться на пост главы государства, там будет два парламента, два главы государства. Вам не кажется, что это невыгодно ни вашим отношениям с Киевом, ни с Москвой, потому что Москва тоже не очень хочет, чтобы у вас появились президента два, два парламента, а то и три парламента, даже получается.

Царев: Во-первых, вы начали с допущений, касающихся Владимира Владимировича Путина. Я об этом не знаю, поверьте, я достаточно глубоко в нашей политике. Второе – все, что делается в «Новороссии», - это решение граждан. Сейчас люди за то, чтобы там навести порядок. Навести порядок без создания легитимного правительства невозможно. У нас разрушено около 600 крупных предприятий, около 2 000 тысяч предприятий малого и среднего бизнеса не работают. Надо строить государственное управление. Строить его каким образом? На основе командиров, на основе отряда? Это неправильно, это деструктивно, поэтому должны пройти выборы.

Пускай эти выборы будут сложными, пускай они будут тяжелыми, но мы проводили референдум в непростых условиях. И мы проведем эти выборы, и будет правительство. Это правительство будет принимать решения, будут руководители республики. Возможно, следующие выборы будут быстрее, чем положено, когда будет наведен порядок. Но все равно правительство будет наделено определенной легитимностью. Это следующий шаг в построении государства. У нас было несколько шагов: первый – это референдум, второй – это ополчение, которое отстояло наш суверенитет, третье – это признание Южной Осетией. Выборы – это серьезный шаг вперед по построению государства.

Лобков: Это правительство же никто не признает, ни Киев, ни Москва, наверное, не признает. Есть такое ощущение.

Царев: Самое главное, чтобы доверяли. Ведь легитимность исходит… Ведь точно так же, как у вас в России. Легитимность исходит не от других народов, не от других стран, источником легитимности является народ РФ. Точно так же источником легитимности власти и права является народ «Новороссии». Это обычная ситуация.

Дзядко: А что такое народ «Новороссии»? Это кто – это человек, который находится на территории Донецкой области Украины, или это кто?

Царев: Сейчас это две республики – Донецкая и Луганская, это граждане двух республик.

Каныгин: А есть согласие между руководством этих двух республик называть себя «Новороссией»? Вы так часто говорите «Новороссия», я, общаясь с руководителями двух этих республик, с лицами не последними, практически не слышали этого слова, с людьми в том числе.

Царев: Послушайте, ну я-то общаюсь с куда большим количеством людей. Действительно руководители республик Донецка и Луганска чаще используют термины «мы у себя в «Донецкой республике», « мы у себя в Луганской». Тем не менее, в мае этого года была подписана декларация о создании Союза народных республик – СНР. Была проголосована Конституция, были выбраны делегаты в парламент «Новороссии». И шесть человек подписали договор о создании «Республики Новороссии».

Каныгин: То есть они высказались от всего населения, да?

Дзядко: А что это за люди? Где они сейчас?

Царев: Пушилин, Бородай, Губарев, Царев, Болотов и Карякин Алексей.

Каныгин: Выходит, никого из них уже не осталось.

Лобков: Единственного новоросса мы видим перед собой, получается.

Царев: Почему? Пушилин в строю, Карякин в строю.

Дзядко: Пушилин в строю в Москве, Бородай в строю в Москве, Болотов в строю в Москве. Карякин в строю тоже в Москве?

Царев: Нет.

Лобков: А там Безлер, Захарченко вовсю борются за власть.

Царев: Послушайте, у нас у всех хорошие отношения. Болотов находится в Москве. Бородай большинство времени проводит в «ДНР» и очень многое делает для этой республики. Пушилин – то же самое, он сопредседатель «Народного фронта», как и я, у него открыто отделение в Донецке, он достаточно активно работает по донецкому региону.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.