Олег Табаков: кто лучше – феодал П. или революционер Н.?

Hard Day's Night
12 марта 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Тихон Дзядко
Теги:
власть

Комментарии

Скрыть

Олег Табаков о том, что «очень трудно с революцией в нашей стране и с феодалами хреновато».

 Дзядко: Спустя год с тех пор, как вы стали одним из доверенных лиц Владимира Путина, вы не сожалеете о своем решении?

Табаков: Нет. Так же, как не сожалею, что не отказался сразу стать главой Наблюдательного совета Общественного телевидения. Когда пойму, что это бессмысленно и бесперспективно, то прекращу.

Дзядко: В тот момент в ваш адрес звучало много критики. Вас это задевало, обижало, оскорбляло?

Табаков: Если всю мою жизнь ценят меньше того, что я стал доверенным лицом…

Желнов: А зачем вам еще одна функция с общественным телевидением?

Табаков: Я думал, зачем. Наверное, чтобы лицо могло открывать двери. Попытаться помочь встать на ноги этой организации очень верно, хотелось бы, чтобы она состоялась и была.

Дзядко: Вы принимаете какое-то активное участие?

Табаков: Уже которое совещание у нас.

Желнов: Похоже на конверт.

Табаков: Совещание по общественному ТВ 14-го, а в 15 – пресс-конференция в Итар-ТАСС.

Шенедерова: А чему будет посвящено совещание?

Табаков: Полагаю, что с констатацией серьезнейшей недостачи материальных средств. Если не на что создавать продукт, то…

Желнов: А не жаль тратить время на все это? В интервью с Познером вы говорили про свой инфаркт, который пережили в молодости, после этого приняли решение ничем лишним не заниматься, кроме профессии.

Табаков: Зачем мне нужно было идти во МХАТ?

Желнов: МХАТ – это все-таки ваша профессия.

Табаков: Зачем? Я прикинул, взвесил, наверное, лучше меня этого никто не сделает. Такая греховная мысль мне пришла в голову. И сунул.

Желнов: Это то, чему вы служите, а общественное телевидение – это что?

Табаков: Это попытка строить гражданское общество, о котором мы все тоскуем и мало, что делаем, чтоб не сказать, что ни хрена не делаем.

Катаев: А в том же интервью Познера вы сказали, что негоже деятелям культуры лезть в политику, становиться министрами, депутатами. Может, и в доверенные лица не надо было идти?

Табаков: Бросьте, мои зрители простили мне это заблуждение.

Дзядко: В самом начале разговора вы говорили, что занимаетесь своим делом – театром. А выборы президента, доверенное лицо, общественное телевидение – это как соотносится?

Табаков: В той ситуации, в которой находится наше общество, этот этап развития, структурированный таким образом, на мой взгляд полезнее, нежели, если бы президентом был бы феодал П или революционер Н.

Катаев: Революционер Н и в списках не был.

Табаков: Давай другого революционера назовем. Очень трудно с революционерами в нашей стране.

Шакина: А с феодалами проще?

Табаков: А с феодалами хреновато.

Дзядко: Вы бы как определили П, который стал президентом?

Табаков: Он тянет воз.

Дзядко: Куда?

Табаков: Когда вы начинаете спрашивать, куда, я вас не настолько хорошо знаю, чтобы верить в то, что мои представления о направлении, куда надо тянуть воз, совпадают с вашими. Я не фраер, мы с вами «ля-ля тополя» разводим почти час.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.