Оксана Дмитриева: в отличие от Навального, мне не будут помогать с подписями, потому что у меня есть реальные шансы победить

Hard Day's Night
11 июня 2014
Поддержать программу
Поделиться
Теги:
выборы

Комментарии

Скрыть

В гостях Hard Day’s Night депутат Госдумы, претендент на пост петербургского губернатора Оксана Дмитриева о предстоящих выборах.

Тагаева: Вопрос один из, наверное, главных про подписи, чтобы пройти через муниципальный фильтр. В Петербурге надо собрать 10%. Понятно, что ни одна парламентская партия, кроме «Единой России», пока своих непосредственно подписей не имеет. Как вы собираетесь его преодолевать? Может быть, у вас есть какая-то информация о том, как настроены в администрации Санкт-Петербурга, пускать вас или не пускать? Готовы ли вы предложить условия другим парламентским партиям, чтобы они выставили?

Дмитриева: Это самый главный и ключевой вопрос сегодняшнего дня – преодоление муниципального фильтра тогда, когда нет договорного матча. Никто подписи мне собирать не будет, и приносить их в готовом конверте администрация не будет. Более того, Смольный сейчас предпринимает все усилия, предпринимает абсолютно жесточайшее давление на муниципальных депутатов с тем, чтобы они ни в коем случае не предполагали, поскольку еще нет подписной кампании, подписываться за меня.

Дзядко: Это ваши инсайдеры вам рассказывают?

Дмитриева: Естественно. Мы город прекрасно знаем и работу предварительную с муниципальными депутатами начали. Теперь, какова ситуация у нас с муниципальным фильтром. У нас самый жесткий закон, жестче, чем был в Москве, 10% от депутатов муниципальных и 3/4 муниципальных образований, в Москве, по-моему, было 2/3 и барьер был не то 6, не то 7%.

Лобков: То есть любить вас должны везде и поровну?

Дмитриева: Да, и равномерно. Это противоречит той стратегии, которую предпринимала и «Справедливая Россия», и я еще с моими коллегами из движения развития предпринимательства, поскольку мы считали, что что-то сделать можно, если в муниципальном совете большинство. Поэтому мы нацеливались на то, чтобы взять власть в отдельно взятом муниципалитете. У нас действительно есть несколько муниципалитетов в Санкт-Петербурге, которые можно рассматривать как справедливороссовские.

От «Справедливой России» было избрано в 2007 году 116 муниципальных депутатов, от КПРФ – 31-32, и у «Яблока» вместе с «Гражданской платформой» - 6-7 человек вместе, они шли как самовыдвиженцы. Поэтому понятно, что потенциал преодоления самостоятельно муниципального фильтра есть только у «Справедливой России», а в «Справедливой России» только у меня, потому что и эти депутаты, и другие, не наши члены партии, а некоторые члены партии «Единой России» или самовыдвиженцы готовы отдать подпись только за меня и ни за кого другого. На настоящий момент у нас уже есть уверенность в 134 подписях из 52-53 муниципальных образований.

Тагаева: А набрать надо?

Дмитриева: 84 и 156. По численности у нас нет сомнений, что мы преодолеем. И особые усилия сейчас предпринимаются по преодолению равномерности.

Дзядко: А почему вы не допускаете, что для создания красивой картинки голосования в Санкт-Петербурге произойдет то же самое, что было в Москве? Почему вы не допускаете, что вам также принесут подписи, как принесли Алексею Навальному?

Дмитриева: Это абсолютно исключено, потому что у меня есть реальные шансы победить.

Батанова: Предположим, вы победили, вы – губернатор города, что вы будете делать? Вы уже говорили, что будете договариваться с Кремлем. Но есть ли какие-то вопросы, с которыми вы не сможете согласиться, вы готовы противостоять Кремлю?

Дмитриева: Есть вопросы, которые принципиальны, но я больше, чем уверена, что это не те вопросы, по которым будут жесткие требования со стороны, что называется, первого лица. Я больше, чем уверена, что никто не может настаивать на том, когда будет дана вся полная информация, что центр города нужно разрушить до основания, выселить оттуда граждан и сделать новоделы.

Лобков: Оксана Генриховна, будем честны, огромное количество тех, кого мы называем «друзьями Путина», первая десятка – это те люди, которые принимают активнейшее участие, в том числе и в прокладке дорог, и в прокладке мостов, и в намыве земель.

Дмитриева: Намыв приостановлен.

Лобков: Там были хорошие друзья.

Дмитриева: Причем намыв остановлен, в основном, из-за позиции депутатов и организации от «Справедливой России», которая находится в курортном районе.

Лобков: Вы будете бороться фактически не просто с местными бизнесменами, которые не совсем честно получили тендеры у прошлого губернатора, а вы будете бороться с теми людьми, которые входят в кабинет, поэтому в каком-то смысле вы будете бороться с самим Владимиром Путиным. Есть ли у вас силы бороться с теми людьми, имена которых у всех на слуху, это и Тимченко, и Ротенберги, у которых огромные строительные, в том числе активности в городе?

Дмитриева: Я, безусловно, буду бороться против тех проектов, которые я считаю абсолютно вредными.

Лобков: Я имею в виду этих людей.

Дмитриева: Я буду бороться против проектов, против конкретных действий.

Казнин: Если вспомнить времена Яковлева, с тех пор город разительно изменился, на мой взгляд, в лучшую сторону, и с каждым годом изменения были все сильнее. Взять центральные улицы, Лиговский проспект, например, изменились полностью.

Дмитриева: Ну да, там полностью стоит совершенно жуткий новодел, а рядом стоит «Стокманн».

Казнин: Хорошо, разрушено, а то, что было там, я просто жил на этом месте, там невозможно было жить. А сейчас там станция метро.

Дмитриева: Станция метро там всегда была - Лиговка.

Казнин: Нет, не Лиговский проспект, а Водный канал все-таки открыт. То есть, есть положительные изменения, это видят и жители тоже. Вы идете на выборы как противник того, что происходило все эти годы, или как человек, который продолжит эти изменения?

Дмитриева: Что вы понимаете под изменениями? Я, безусловно, противник разрушения, если говорить о центре города, архитектурных памятников. И если говорить о последнем десятилетии, то было разрушено гораздо больше, чем было разрушено во время Великой Отечественной войны. Город с точки зрения его уникальности находится на критической черте, еще какое-то количество разрушений и потерь абсолютно безвозвратных – и город потеряет свою уникальность.

Если за последние 10 лет возникала неоднократно угроза исключения из объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. А у города архитектурная ценность и исторический потенциал – это одно из главных конкурентных преимуществ. Одно из главных конкурентных преимуществ – возможность дальнейшего развития как историко-культурного и туристического центра, но туристического центра для образовательного туризма, у нас здесь не пляжи и не игорная зона. К нам приедут именно для того, чтобы посмотреть сохранившийся крупный столичный город, единственный в Европе. И когда мы его разрушаем, мы тем самым подрываем и экономическое благосостояние города. Здесь сделано, на мой взгляд, с точностью наоборот, как должно быть сделано при таких деньгах, потому что деньги действительно лились рекой. Отказать в этом нельзя, и они заслуживали лучшего применения.

Теперь с точки зрения экономических перспектив. Можно сказать, что в городе было создано 6-7 тысяч рабочих мест в области автомобилестроения. А что такое автомобилестроение в Петербурге? Это типичная отверточная сборка. Я вообще по базовой своей специальности – региональный экономист, по докторской диссертации – специалист в области региональной диагностики, поэтому что и где размещать – это моя профессия. Так вот по размещению объектов в городе и каких объектов, какая отрасль была выбрана в качестве отрасли  специализации, это прямо противоположно тому, что надо было делать.

У нас никогда Санкт-Петербург не сможет быть центром автомобилестроения – у нас для этого нет научно-исследовательской базы, соответствующей базы для производства комплектующих. Это только отверточная сборка. А дали для этого участки земли тоже по вбросовым ценам в самом лучшем месте по пути в аэропорт, то есть это место для инновационных, логистических центров.

Лобков: Коль всем надо собирать подписи муниципальных депутатов, бремя того имиджа, который сейчас имеет «Справедливая Россия»: история с депутатом Митрофановым, история с болгаркой Левичева, история с невероятным патриотизмом Сергея Миронова, который кричит: «Введите войска на восток Украины!» и так далее. Вас обо всем этом будут спрашивать. Вы производите другое впечатление, чем Сергей Миронов. Это бремя вас не будет тяготить?

Дмитриева: Вы хотите короткий ответ на длинный ответ?

Лобков: Развернутый.

Дмитриева: Если короткий, то нет, не будет. А если развернутый… Вы же кандидат наук биологических, помните, как нас учили отвечать на вопросы оппонентов при защите диссертации кандидатской и докторской. Когда они задают длинные вопросы: «Считаете ли вы то-то, то-то и то-то?», если вам не хочется отвечать или вам лень или вы считаете, что это вопрос не по теме, вы говорите: «Нет, не считаю» или «Да, считаю».

Тагаева:  А вам не хочется отвечать на этот вопрос?

Дмитриева: Я считаю, что он не по теме. На самом деле, Петербург ждет изменения ситуации, потому что Петербург – это тот город, в котором, кстати, сейчас, вы говорите, что как хорошо, построили новоделы, покрасили, и они теперь хорошо смотрятся, все на них глядят и радуются, что у нас в начале Лиговки стоит какой-то монстр, что у нас «Стокманны», рядом дома рушатся. Ко мне жители оттуда приезжали, и мы начинали судебные разбирательства, поскольку при строительстве «Стокманна» рядом дома находятся под угрозой, они должны будут оттуда выезжать. И при этом в городе спад промышленного производства.

Если в стране мы еще только говорим, что то ли стагнация, то ли спад, то ли +0,5%, то ли +1%, то в Петербурге просто -6%. Спад промышленного производства, потому что традиционным отраслям, которые есть в Петербурге, никогда не уделялось должного внимания, отчитывались, это было просто такое очковтирательство, что у нас в периоды пика экономического роста в Петербурге росла нефтедобыча, у нас росла газодобыча за счет перерегистрации крупнейших нефти плательщиков. На самом деле, как их перевели, так их и увели обратно. Рабочих мест не создано было.

Поэтому в Петербурге есть такое ощущение отсутствия самореализации у населения не потому, что они думают о каких-то высоких вещах, но это образованные люди с хорошими специальностями. Они хотят получить адекватное своему образованию и навыкам рабочее место, а такое рабочее место они получить не могут. Перспектив карьерного профессионального роста при таком загнивании и науки, и промышленности нет. Поэтому они вроде как имеют работу охранника либо в торговле, но это отнюдь не то, что может их удовлетворить.

Поскольку я депутат очень долго Государственной Думы, я веду прием избирателей все время все эти годы. В общем, я знаю, что людей волнует, что меня они будут спрашивать. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.