Оксана Дмитриева: я иду на выборы не против Путина, а против Полтавченко

Hard Day's Night
11 июня 2014
Поддержать программу
Поделиться
Теги:
выборы

Комментарии

Скрыть

В гостях Hard Day’s Night депутат Госдумы, претендент на пост петербургского губернатора Оксана Дмитриева о предстоящих выборах.

Дзядко: Конкретно на этих выборах в сентябре партия «Справедливая Россия», на ваш взгляд, среди вашего электората будет вас тянуть вверх или будет вас тянуть вниз?

Дмитриева: Я думаю, что в нашем городе будет тянуть вверх, сейчас в Санкт-Петербурге рейтинг «Справедливой России» достаточно высок, он составляет на настоящий момент около 18% - это примерно в 6 раз больше, чем в среднем по стране. У нас очень хорошо отработала в эти годы фракция в законодательном собрании, депутаты фракции, очень многие пользуются авторитетом, они очень хорошо сотрудничают в законодательном собрании и плодотворно с «Яблоком» и с КПРФ, в большей степени с «Яблоком», и с теми депутатами, которые ориентируются на «Гражданскую платформу». Поэтому в Санкт-Петербурге «Справедливая Россия» является, я не могу сказать, что центром, это было бы самонадеянно, но занимает очень достойное место в едином оппозиционном спектре.

Лобков: То есть вам за партию не стыдно?

Дмитриева: В Санкт-Петербурге – нет.

Тагаева: А вообще?                                          

Батанова: А в целом?

Дмитриева: В целом есть вещи. Я думаю, что это не предмет сегодняшнего обсуждения, мы бы с вами поговорили в октябре прошлого года, когда у нас был съезд. Там многие вопросы обсуждали. Что касается в целом партии, я считаю, что партия «Справедливая Россия» и фракция в Государственной Думе, и фракции во всех законодательных собраниях должны заниматься профессионально вопросами экономическими и социальными.

Это, я считаю, ниша «Справедливой России», если мы хотим, а любая партия должна ставить цель прийти к власти, то голосуя а оппозицию, люди должны быть уверены, что придет, во-первых, оппозиция профессиональная, которая реально сможет управлять, предлагать свою альтернативу, во-вторых, действительно оппозиция, это должна быть реальная альтернатива, если это на федеральном уровне, то это федеральная альтернатива, если  это в Санкт-Петербурге, то это альтернативная политика в Санкт-Петербурге. Это должна быть, прежде всего, партия профессионалов.  

Дзядко: По сути, вы сейчас говорите то же самое, что говорили на съезде, но разница заключается в том, что на съезде вас исключали из президиума центрального совета, а сейчас вам оказывают поддержку как в вашем запросе Чайки по Чубайсу, так и в вашем выдвижении на пост главы Санкт-Петербурга. Как произошла эта метаморфоза за семь месяцев?

Дмитриева: Я не могу сказать, что меня не поддерживали по другим вопросам, запросов было много и законопроектов, которые мы вносили, было достаточно много, и ни по одному партия не препятствовала их внесению. В частности, запрещению введения социальных пайков, затем законопроект об отмене бюджетного правила, целый ряд законопроектов по стимулированию малого бизнеса. Я не могу сказать, что профессиональной деятельности моей, моих ближайших коллег ставились какие-либо преграды.

Казнин: А кто правит в Петербурге реально?

Дмитриева: Мне иногда кажется, что никто не правит, стихийные, хаотические телодвижения. Либо хаотические, либо вообще решения не принимаются.

Казнин: Кто-то же правит, есть, как говорил коллега, крупные финансовые группы, которые, конечно, диктуют условия, в том числе политической власти. Вы ведь понимаете, что путь на это кресло – это череда договоренностей с этими людьми. Вы ведете эти переговоры?

Дмитриева: Я веду переговоры с теми, с кем я веду. Я веду переговоры с другими партиями. Прежде всего, с КПРФ, «Яблоко» и «Гражданской платформой».

Казнин: Чтобы они вас поддержали, вы имеете в виду?

Дмитриева: Да. Вот это те переговоры, которые реально ведутся. Плюс, естественно, ведутся переговоры сейчас для преодоления муниципального фильтра с муниципальными депутатами.

Лобков: Оксана Генриховна, мне хочется узнать ваше мнение о деятельности Полтавченко не в экономическом смысле, а в той метаморфозе, которая привела к возникновению понятия «культурная станица». Это главный человек, которого многие даже не упоминают, это Виталий Милонов, это казачество, это запрет спектаклей, это афонское братство, которое фактически на командных постах. Будет ли это в вашей предвыборной программе, собираетесь ли вы это использовать против Полтавченко?

Дмитриева: Я полагаю, что Санкт-Петербург и имидж Санкт-Петербурга, мы говорили, что надо вкладывать в имидж, мы должны проводить Петербургский экономический форум, это правильно. И вообще Петербург немножко стал таким брендом, это прекрасное место для проведения различных культурных форумов, научных форумов и так далее. Так вот Петербургу должна быть совершенно адекватная галерея лиц, это должен быть Гергиев, Шевчук, Пиотровский, люди великие в своей области, Жорес Алферов. У Жореса Алферова масса молодых членкоров, их можно перепутать со студентами, настолько они молоды. Вот, кто должен представлять лицо города, но отнюдь не Виталий Милонов.

Дзядко: А как так получилось из культурной столицы, в интернете шутят, Санкт-Петербург превратился в культурную станицу?

Дмитриева: Это перевернется на следующий день после выборов, это тот вопрос, который решается за одну ночь.

Лобков: Каким образом, расскажите?

Дмитриева: Просто все: после выборов лицо Санкт-Петербурга имиджевое изменится за одну ночь. Это я вам гарантирую. Все остальное – крыши, чтобы они не текли, не образовывались сосульки, подвалы, которые по-прежнему залиты водой…

Казнин: Коммуналки.

Дмитриева: Коммуналки – это все вопросы сложные. А вот имидж из станицы в столицу – это одна ночь.

Лобков: А вернуться люди из Купчино, которых уже выселили из центра города, вернутся они в центр города опять?

Дмитриева: А куда в Купчино?

Лобков: Выселяют, строят какие-то…

Дмитриева: Пока еще ничего не строят, пока нашими ничего не строят. Что значит из Купчино? Из Купчино моя бабушка, была переселена в Купчино в 1966 году. Так что не надо людей из Купчино… Между прочим, это мой избирательный округ. И Невский район. Я вообще его очень люблю свой избирательный округ.

Тагаева: Помимо того, что вы довольно популярный в Петербурге политик, вы все-таки на сегодняшний день являетесь депутатом Государственной Думы, сегодняшней Государственной Думы при всем ее однообразии и довольно понятном отношении к ней. Каково вам ходить в эту Государственную Думу и почему вы до сих пор в ней?

Дмитриева: Во-первых, вы в Государственной Думе исполняете свой долг. У вас есть право депутатского запроса, который, как вы поняли за последние два дня, достаточно мощное право, и которым губернатор Санкт-Петербурга, между прочим, не обладает, право запрашивать кого угодно, кроме президента РФ, только президенту вы не можете посылать депутатские запросы, а так всем – пожалуйста, и суды исключены.

Во-вторых, у вас есть право законодательной инициативы, и вы вносите поправки и законопроекты, часть из которых с большим трудом, но все-таки иногда продавливается. В-третьих, у вас есть трибуна. Надо сказать, что когда вы последовательно ведете одну и ту же линию, то и правительство начинает действовать с предположением, что вы скажете, как вы будете этому противодействовать. И можно себе представить, что же было и в пенсионном законодательстве, и в бюджете, если бы нас в Думе не было.

Казнин: Вам комфортно в Думе?

Дмитриева: Это же не дом отдыха и не санаторий, чтобы там было комфортно.

Казнин: То есть нет?

Дмитриева: Это место работы. На войне как на войне, на войне, по-моему, никому особо комфортно не бывает.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.