Министр регионального развития России Игорь Слюняев об иностранном бизнесе в Крыму, перспективах крымских татар и родстве с Дмитрием Медведевым

Hard Day's Night
3 июня 2014
Поддержать программу
Поделиться
Часть 1 (20:53)
Часть 2 (17:39)
Часть 3 (08:28)

Комментарии

Скрыть

В гостях программы Hard Day's Night – министр регионального развития Российской Федерации Игорь Слюняев.

Дзядко: Сейчас есть одна тема, которая связана с регионами, которая на слуху, самая горячая тема – это Крым. И все время в контексте обсуждения программы развития Крыма до 2020 года все время звучат различные цифры, сейчас уже называется 1,15 трлн., цифра все время меняется. Почему едва ли не каждую неделю добавляются астрономические суммы и насколько эти расчеты точны и верны?

Слюняев: Спасибо за вопрос, Тихон. Начну с того, что любая программа, а речь идет в первую очередь о разработке и утверждении концепции федерально-целевой программы социально-экономического развития Крыма, базируется на двух вещах. Вещь первая – это прогнозы социально-экономического развития как нашей страны, так и новых субъектов федерации, так и лимиты финансирования, поскольку мы идем по принципу формирования расходных полномочий в рамках программно-целевого метода.

В тот момент, когда возникло поручение по подготовке ряда документов, связанных с экономическим развитием Крыма, у нас не было еще достоверных прогнозов на 2014, точно так же не были понятны лимиты финансирования. Мы пошли по пути формирования многовариантного сценария нашего участия в развитии Крыма. Первый сценарий был инерционный. В рамках расходных полномочий и 42-х государственных программ, которые работают в РФ, мы попросили главных распорядителей средств федерального бюджета найти возможности для того, что профинансировать мероприятия и объекты на территории города федерального значения Севастополь и Республики Крым. Вот такая программа потянула примерно на 320 миллиардов рублей. Речь идет о программе на 2014-2020 годы.

Вторую программу мы назвали базовой. Она включала формирование заявок и формирование перечня объектных мероприятий от тех же участников – органов власти субъекта федерации и от главных распорядителей или федеральных органов власти. Эта базовая программа стоила около 1 трлн. рублей, если быть более точным – 1 трлн. 100 миллиардов рублей. Мы также готовили и инновационную программу развития полуострова Крым, опираясь на пожелания наших коллег из двух субъектов федерации, и с учетом точки зрения федеральных органов власти. Эта программа оказалась немножко дороже, она тянет на 1 трлн. 200 миллиардов рублей примерно.

Но я хотел бы напомнить вам о том, что полномочия по утверждению целевых программ – это полномочия правительства РФ, точно так же, как лимит финансирования будет решаться в рамках решения правительства коллегиально. Тот продукт, который мы сегодня выдали для обсуждения, это концепция программы, все-таки это еще не программа.

Желнов: А я правильно понял, что вы описали три программы, в одной программе бюджет 300 миллиардов, в другой – триллион, в еще одной – тоже триллион, получается, что одну из этих программ нужно выбрать правительству?

Слюняев: Первая задача, которая стояла перед нами, как перед разработчиками программы, это проведение в нормативное состояние объектов, дорожного хозяйства, коммунальная сфера, а также поддержание эксплуатационного состояния. Это соответствующие расходы. Вторая задача – это придача динамики в развитие и города Севастополь, и Республики Крым. Это означает, что появляется новые инфраструктурные, промышленные, коммунальные объекты, и они требуют надлежащего финансирования. И третья задача - это максимальные пожелания федеральных органов власти, которые участвовали в разработке проекта концепции федерально-целевой программы. Поэтому и цифры разнятся.

Желнов: Какая сейчас общая сумма?

Слюняев: От 300 миллиардов до  триллиона 200 миллиардов.

Дзядко: Это довольно серьезный разброс.

Слюняев: Представьте себе, что вы решили провести ремонт загородного дома. В одном случае вы покрасили фасады, в другом случае вы стали менять стеклопакеты, забор, благоустраивать прилегающую территорию. В третьем случае вы начали коренную перепланировку, построили третий этаж и так далее. Вот точно так же и федерально-целевая программа.

Дзядко: А в какие сроки будет решение, какой из этих вариантов будет применяться?

Слюняев: В соответствии с поручением президента и решением правительства проект федерально-целевой программы должен быть представлен до 1 июля текущего года. Дальнейшее обсуждение – это совершенно иные процедуры уже на площадке правительства.

Дзядко: То есть через 4 недели мы поймем, мы на Крым тратим 300 миллиардов или триллион 200 миллиардов?

Слюняев: Обратите внимание, почему такие сроки были в поручении президента в части разработки проекта федерально-целевой  программы. Мы синхронизировали наши подходы, наши возможности, бюджетные возможности с бюджетным процессом. Сейчас активная фаза формирования бюджета на 2014 год и среднесрочную трехлетнюю перспективу. 

Пархоменко: А насколько точны все эти подсчеты? То есть вы сами в это люфт какой-то закладываете, что это +/- 50 миллиардов,100? Все-таки это на 10 лет прогноз, очень длинный.

Слюняев: Во-первых, не на 10 лет, а на 6. А, во-вторых, это будет определяться многими факторами. Во-первых, возможностями бюджетной системы, во-вторых, приоритетами в наших подходах, наших расходов, и в-третьих, насколько мы сможем оперативно решать задачи, которые сегодня стоят перед РФ, с учетом того, что в ее состав вошло два новых субъекта федерации. Задачи для нас совершенно очевидны – платежно-расчетные отношения, поддержание и создание дорожной сети, вопросы водоснабжения, вопросы энергоснабжения, жилищная программа. Ведь так получилось, что на протяжении десятилетий ни одна из перечисленных проблем на территории Крымского полуострова не решалась украинскими властями. Мы, конечно, с одной стороны, исходим и наших возможностей, с другой стороны, мы бы хотели, чтобы условия жизни, качество жизни поднялось на другой уровень. И стандарты качества жизни приблизились к российским условиям.

Горянов: Вы уже упомянули одну из программ, она касается воды, вы говорите, что Украина не решала, однако как только Крым стал частью России, эта проблема резко обострилась, и путей решения однозначных нет. Есть ли они? Расскажите, как они будут решаться.

Дзядко: К дополнению вопроса. Мы на форуме в Санкт-Петербурге общались с господином Аксеновым. Этот же вопрос журналисты «Дождя» задавали, из его ответа следует, что он увязывает решение этой проблемы исключительно с политической сменой власти в Киеве, что сменятся власти, и все будет хорошо. А как сейчас решать, он на этот вопрос не отвечает.

Слюняев: Давайте начнем с того, что проблемы воды – это проблема ближайшего тысячелетия, и вспомним, что РФ является вторым государством в мире по запасу питьевой воды. Первые, к сожалению, не мы – Бразилия. Когда я говорил о необходимости разработки и принятия программы, о том, что украинские власти не очень много внимания уделяли экономике Крымского полуострова, я говорил в первую очередь о состоянии основных фондов, о том, что система водопроводов, водоочистки, канализования сточных вод требует повышенное внимания, извините, приведения в нормативное состояние.

Потому что в противном случае эта система невозможна к эксплуатации, это не только безопасность, это еще и эффективность работы этих инженерно-коммунальных систем. Поэтому когда речь идет о программе и других стандартах и подходах к состоянию водоснабжения, речь идет не только о безопасности в плане снабжения, но и о том, что такие системы необходимо диагностировать, отремонтировать.

Пархоменко: Вы говорите об инфраструктуре, а мы вас спрашиваем, где эту воду взять физически.

Слюняев: В отношении воды самая большая проблема – это не питьевая вода, а мелиоративные поля, которых сегодня 90% на территории полуострова. Крым самодостаточен в плане обеспечения себя питьевой водой, но на это потребуется время, потому что изначально схема поставки питьевой воды и воды для орошения была привязана к украинской территории, а дальше включился тот самый политический фактор. Мы должны минимизировать риски и обеспечить высокие стандарты потребления питьевой воды и воды для орошения.

Письменная: Там же уже повернули две речки местные, я так понимаю.

Слюняев: Есть разные варианты, которые включают в себя работу и с артезианскими водами, и переброс с территории Краснодарского края, и восстановление двух водохранилищ, которые расположены на территории полуострова. Вариативность – это дело специалистов.

Письменная: Уже выделены деньги, 2,5 миллиарда рублей уже выделено на воду. Если у вас еще вариативность, на что эти деньги пойдут?

Слюняев: Я бы сказал, что эти деньги зарезервированы. Проблема снабжения питьевой водой сегодня решается. Повторяю еще раз, что в большей степени существует проблема мелиоративных земель, снабжение сельского хозяйства той водой, которая необходима для полива сельхоз культур.

Письменная: Вы посчитали уже деньги, а еще нет плана территориального развития, как я понимаю, самого. Вы проводили аналогию с домом. Прежде, чем я думаю, что я буду делать с домом, я считаю, сколько розеток мне провести. Сначала мы рисуем план. А так получается, что вы уже деньги посчитали, а плана нет. Сколько портов нужно в Крыму? Все ли нужны эти порты? И этот мост, где будет идти – он будет идти в самом узком месте пролива или через косу Тузла?

Слюняев: Спасибо, Евгения, за очень профессиональный вопрос. Опять же, возвращаясь к аналогии с домом. Я вам скажу, что если крыша дома протекает и во время дождя заливает жилые помещения, вы начинаете срочный ремонт. Вот территория Крымского полуострова – это территория, которая требует пристального и оперативного вмешательства со стороны РФ. Теперь в отношении документов в пространственном развитии. Вы абсолютно правы. Как выглядит подготовка и утверждение документов пространственного развития. Первый базовый документ, поскольку наше министерство отвечает за реализацию стратегии социально-экономического развития на территории России, это, конечно, прогнозы.

Мы должны понимать, как выглядит экономика региона, социальная сфера отдельные объекты в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Мы готовим такие прогнозы в отношении Азовского-Черноморского региона, причем это наши прогнозы и прогнозы наших партнеров. В частности, мы подняли прогнозы Всемирного банка, Европейского банка реконструкции развития, прогнозы соседствующих государств для того, чтобы понять, как видится развитие Крымского полуострова, это поможет нам сформировать более корректные планы.

Второй документ в составе планом пространственного развития называется «Основы государственной политики», и тут его сфера применения намного шире, потому что речь идет о том, что мы говорим об основах политики на территории Азовско-Черноморского региона, и он касается не только полуострова Крым, а в целом этой территории и того, как будет развиваться наша страна на данной территории. Третий документ называется «Стратегия социально-экономического развития. Реконцепция». Вот такую стратегию тоже необходимо готовить для того, чтобы потом уже преступить к написанию программы.

Программа во многом взаимоувязана со схемой территориального планирования. И мы впервые за время истории новейшей России готовим совместно схему территориального планирования. Существуют требования градостроительных документов о том, что в каждом субъекте самостоятельная схема территориального планирования. Однако понятно, что нам предстоит развивать в комплексно такие агломерации как Москва – Московская область, Санкт-Петербург – Ленинградская область, город Севастополь и полуостров Крым. Мы внесли предложения по уточнению действующего законодательства для того, чтобы пойти по пути создания объединенных схем территориального планирования.

На Крымском полуострове это новация будет реализована в первую очередь. Мы параллельно готовим объединенную схему территориального планирования двух этих субъектов федерации. Дальше возникает, как правило, государственная программа, составной частью или финансовым инструментом которой является федерально-целевая программа. Но по двум причинам, во-первых, необходимо быстро и оперативно принимать решения по Крыму, во-вторых, быть синхронным с точки зрения бюджетного процесса, разработка всех этих документов идет одновременно. Упомянутая мной федерально-целевая программа, ее подготовка делится на два этапа. Сначала пишется концепция, потом анализируется ресурсное обеспечение или возможности, проецируются прогнозы развития, а потом принимается сама программа.

Письменная: То есть потом это умножить все на три, триллион умножим на три.

Слюняев: Евгения, почему я говорил о вариативности? Мы опираемся на прогноз и возможность бюджетной системы, поэтому есть три варианта реализации федерально-целевой программы социально-экономического развития Крыма, инерционная, оптимистическая и инновационная. Деньги там разные.

Дзядко: Вот сейчас есть три цифры, как сильно, на ваш взгляд, эти цифры изменятся потом?

Слюняев: Конечно, изменятся. Обратите внимание, когда речь идет об объектах капитальных вложений, есть определенные этапы, два глобальных этапа. Мы их условно называем ПИР и СМР. Помните, что это такое? Это проектно-изыскательные работы  строительно-монтажные работы. В рамках расчетов обоснования, изучения геоподосновы, геологии по каждому объекту, конечно, эти цифры корректируются. Цифры будет корректироваться, но окончательное решение – это коллегиальное решение правительства. Я не исключаю, что цифра может быть совершенно иной. Мы дали три варианта программы, цифра находится где-то между 320 млрд рублей и 1 трлн 200 млрд рублей.

Пархоменко: А у предыдущих владельцев полуострова не осталось документации, геологоразведки? Просто получается, что мы осваиваем Марс как бы и вообще ничего не знаем об этой территории.

Слюняев: Если говорить о документах, связанных с пространственным развитием, надо понимать, что в одном правовом поле существует Украина. Мы все-таки далеко продвинулись в части формирования нашего национального законодательства. Очень часто вопросы землепользования, правила землепользования застройки, подготовка генеральных планов требуют актуализации. Мы опирались на эти документы, которые оказались в нашем распоряжении, но есть нюансы, нюансы связаны с особенностью национального законодательства. Именно поэтому по большинству наших управленческих решений сформированы рабочие группы и есть переходный период до конца 2014 года.

Желнов: А кто будет за эту программу отвечать и исполнять? Все замкнется на вас?

Слюняев: Я напоминаю, что в отношении Крымского полуострова и двух новых субъектов федерации принята иная система управления. Во-первых, создан федеральный округ, это такой политический институт. Во-вторых, сформировано Министерство по развитию Крыма. Реализация федерально-целевой программы и всех документов стратегического свойства – это  полномочия нового министерства. Кстати, мы проект программы и проект концепции передали Министерству Крыма.

Желнов: А почему тогда Министерству Крыма ее не писать, зачем вы нужны тогда?

Слюняев: Вопрос в том, что на формирование любого института требуется время. Этот штат, это элементарно бытовые условия. Для того, чтобы не терять темп, этим занимался Минрегион с поручением правительства. Как только Министерство Крыма сформировано, все полномочия передаются.

Желнов: То есть вы не будете заниматься?

Слюняев: Реализацией этой программы мы не будем.

Горянов: Насколько я понимаю, в программе по развитию Крыма есть такой пункт – изъятие земель у частных собственников. Насколько я понимаю, это будет происходить по сочинскому сценарию. Насколько будет объемным изъятие земель, и вообще прогнозируете социальные конфликты в этом случае?

Слюняев: Это заблуждение. Вы помните, что на тот момент, когда мы входили со своей дорожной картой по унификации законодательства, как раз земельно-имущественные отношения принципиально отличались от того, что происходит в России. Вообще частной собственности на землю в Крыму не было никогда. Во-вторых, задача, которую перед нами ставило федеральное правительство, это максимальная безопасность хозяйствующих субъектов, граждан организации в части земельных имущественных отношений.

Возникла проблема. Она связана с тем, что служба по реестру, которая фиксирует все сделки, находился за пределами полуострова Крым, и нам пришлось восстанавливать такие документы. Но никаких изъятий, подобно сочинским, не будет. Будет резервирование земель. Это касается развития объектов инфраструктуры, коммунального хозяйства, портовая зона, инженерные сети, объекты, которые требуют повышенного внимания и государственного участия. Но это, скорее, по аналоги с другими субъектами федерации, такие правила работают в Москве, Санкт-Петербурге. Это нормы федерального законодательства.

Желнов: Женя задавала этот вопрос, но мне кажется, вы недостаточно ответили про развитие портовой инфраструктуры в Крыму. Есть ли понимание, сколько этих портов нужно, кто будет приходить на этот рынок, кто будет владеть этими портами? Насколько этот вопрос решен уже?

Слюняев: Я вам приведу пример, чтобы вы понимали, что не только по Крыму у нас есть подобная проблема с развитием дальневосточного федерального округа. В Азиатско-Тихоокеанском регионе10 крупнейших мировых портов расположено. Как вы помните, 8 из них – это китайская собственность, один – Сингапур, один – Япония. Нам там даже с учетом нашей активности пока нет. Примерно такая же история по Крыму. Мы в стадии проработки возможных решений, связанных с обработкой, переработкой грузопотоков, грузооборота. Понимаем, что хороший транзитный потенциал у полуострова Крым, понимаем, что есть и вопросы оборонного значения, есть проблема формирования судостроительного, судоремонтного кластера на территории полуострова. Эта тема проходит сейчас стадию активного обсуждения с участием экспертов. Я не готов сказать, какое количество портов будет на Крымском полуострове.

Желнов: А кто отвечает за бизнес, за тех игроков, которые придут в Крым, в том числе приобретать, заходить в эти порты, в другие объекты?

Слюняев: Антон, мы формируем единое правовое пространство, аналогичное российскому, поэтому будет то же самое, что и в России.

Письменная: А говорят, что там будет совсем особое законодательство.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.