Михаил Прохоров о своих людях в Белом доме

Hard Day's Night
6 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Тихон Дзядко

Комментарии

Скрыть
Бизнесмен и политик Михаил Прохоров рассказал о своем появлении в Белом доме, волнующих его проблемах в трудовом кодексе, а также о своем возможном лобби в правительстве в лице министра энергетики Александра Новака и вице-премьера Ольги Голодец.

Макеева: Вас видели выходящим из 8-го подъезда Белого дома. Когда вас спросили, что вы там делали, вы ответили: «Я вел диалог с властью». Можно как-то поконкретнее? Я думаю, что многих людей как раз не устраивает, что все очень неконкретно. Есть ли у «власти» имя? Вы не захотели называть чиновников правительства, которые радикальные, или которые нерадикальные…

Прохоров: Ну, зачем же мне моего потенциального сторонника подставлять?

Макеева: То есть, это ваш агент? А почему вы встречаетесь в Белом доме тогда? Это, я думаю, известно широко, что вы с ним встречаетесь, раз вы спокойно туда входите?

Зыгарь: Представителям власти, очевидно, известно, с кем вы встречаетесь, а вот от избирателей вы скрываете. Вы вряд ли сможете навредить этому человеку.

Прохоров: Не всем представителям власти известно, с кем я встречаюсь. Может быть, я встретился тихонечко в ресторане Белого дома и никто там не видел.

Макеева: Но вы не можете пройти незамеченным.

Прохоров: Между обедом и полдником.

Желнов: А почему это тайна?

Прохоров: Потому что я не знаю, как этот человек отреагирует на публичное мое заявление, что я с ним встречался. Поэтому я могу позвонить этому человеку, если он не возражает – в следующий раз скажу. Он, как государственный чиновник (или она), находится в некоторой зависимой ситуации. А у меня есть некоторые моральные принципы: если это сам человек хочет – пусть он сам скажет об этом.

Макеева: Вот вы ведете диалоги с властью. На какую тему, по крайней мере? Вот вы о чем говорите с представителями правительства или Кремля, когда вы встречаетесь? Вы обсуждаете что?

Прохоров: Дело в том, что я не только занимаюсь партийной деятельностью, но, например, и социальной. Например, в данном конкретном случае я обсуждал проблемы Трудового кодекса.

Зыгарь: С новым вице-премьером?

Прохоров: Не обязательно.

Дзядко: С человеком, который раньше работал в московской администрации?

Зыгарь: Нет, раньше работал в компании «Норникель».

Прохоров: Это уже ваши догадки. Я говорю: я обсуждал проблемы Трудового кодекса, которые считаю очень важными. И так как я продолжаю оставаться руководителем Комитета по труду и социальным стратегиям, я считаю, что есть неплохие возможности многие наши идеи реализовать. Сейчас они современны и актуальны.

Макеева: Но 12-часовой рабочий день - нет?

Прохоров: Еще раз скажу: я никогда не предлагал вводить 12-часовой рабочий день. Хорошо обученные враги, видимо, из «Единой России», раскрутили историю, которая не стоит выведенного яйца. Я предлагал сделать исключительно простую вещь – дать возможность работнику самому определять, сколько он хочет работать. Например, вы нарушаете все Трудовые кодексы, с чем вас и поздравляю.

Зыгарь: Скажите, а вы рассматривали для себя возможность работать в правительстве?

Прохоров: Меня вчера спросили на известном радио, и я сказал, что я никогда не работал заместителем, я всегда работал первым номером и мне для этого нужны определенные полномочия и зона ответственности. То есть, заместителем работать не умею.

Желнов: А предлагалось вам?

Прохоров: Были намеки. Ну, как это обычно мягко пробивают: «Что ты думаешь по этому поводу?». Но я сразу после президентских выборов сказал - это был ваш вопрос, кстати, я хорошо его помню - я сказал, что я себя в этом правительстве не вижу. Поэтому я ответил отказом, что я работать в правительстве не буду.

Желнов: А кто делал намеки?

Прохоров: Есть специально обученные люди, которые по-дружески придут и спросят.

Дзядко: В ресторане Белого дома, к примеру?

Прохоров: Не обязательно. Это даже можно сделать в обычном ресторане. Ну, не на Дальнем Востоке, а близко к офису…

Желнов: Рядом с вашим?

Прохоров: Прям спускаешься и говоришь. Ну, так аккуратно пробивают: «Ну, вот что ты думаешь по этому поводу?». Я сказал, что эту тему лучше не продолжать.

Зыгарь: Но после этого вам дали возможность делегировать в правительство каких-то своих людей?

Прохоров: Это неправда. Те люди, которые попали в правительство, у нас с ними нормальные человеческие отношения. Они являются абсолютно самостоятельными людьми и профессионалами высокого уровня.

Желнов: Давайте уточним - это Ольга Голодец и Новак?

Зыгарь: Например, Александр Новак, его называют вашим человеком.

Прохоров: Это история довольно странная. Скорее, его можно назвать человеком Александра Хлопонина, потому что он работал у него премьером, оттуда пошел в Минфин. Вы знаете, профессиональные люди не бывают чьими-то людьми, на то они и профессионалы. Как раз и Ольга Голодец и Александр Новак – это профессионалы до мозга костей. Они делают свое дело профессионально и в этом смысле они не могут быть чьими-то людьми. Я рад, что такие люди появляются в правительстве.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.