«Я раздам нищим миллиард долларов».

Cоздатель и владелец Gloria Jeans Владимир Мельников — о «люмпенах Донбасса», своих молитвах о богатстве и «очищении» Ходорковского
Hard Day's Night
00:00, 9 ноября
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку
Ведущие:
Антон Желнов

Комментарии

Скрыть

В Hard Day's Night — cоздатель и владелец Gloria Jeans Владимир Мельников. Говорили о работе компании в условиях кризиса, сочетании христианского мировоззрения с предпринимательскими обязанностями и критике власти. В разговоре принимали участие Антон Желнов, журналист Максим Товкайло, заместитель главного редактора Дождя Надежда Иваницкая, обозреватель Дождя Константин Эггерт и корреспондент журнала РБК Анна Левинская.

Желнов: Владимир, у вас 12% производства вашего известного действительно на всю страну бренда Gloria Jeans расположено на юго-востоке Украины в Луганске, в общем, на мятежной ныне территории. Что у вас там происходит сейчас? Сократилось ли производство, работают ли фабрики в Луганске или нет?

Мельников: Можно так сразу я буду?

Желнов: Абсолютно.

Мельников: Мы потеряли Украину, и это 25% было бы союзного государства большого-большого, красивого, великого государства двух стран. Украину могли купить за 50 миллиардов — стоимость Олимпиады, она не такая дорогая. Мы дали им подачку в 3 миллиарда, которые до сих пор клянчим у них, и они нам не отдают. И нет Украины, осталось у нас это...

Желнов: Но не клянчим, это все-таки был долг, если вы о 3 миллиардах говорите.

Мельников: Хорошо, это долг, который мы дали одному парню, который их потратил и не дал ничего Украине — это еще одна часть.

Желнов: Но все-таки ваш бизнес?

Мельников: А теперь поговорим о нашей стране.

Желнов: А то ощущение, что вы президент страны — и вдруг такое заявление. Если говорить о вашем конкретном бренде.

Мельников: А я об этом и говорю, что мы потеряли Украину, потеряли рынок, и я в том числе, потеряли друзей, потеряли все. Вот и все. А разве я не член этой страны?

Эггерт: Нет, конечно, но просто интересно как вы справляетесь с социальными, это же социальные…

Мельников: Взамен получили врага и кусок территории в 2 миллиона человек, где озлобленные, деградированные люмпены в полном беззаконии, и мы там работаем. Вот ответ.

Товкайло: Но вы работаете там до сих пор?

Желнов: Да. Как вы продолжаете в таких условиях работать, в условиях войны, в общем?

Мельников: Но войны уже нету, всех бандитов явных отстреляли, их нету, они ушли, поэтому как-то там закона нету, а люди работают.

Желнов: Но сколько у вас сейчас штат там и, собственно, как удалось сохранить производство?

Мельников: Там работало 11 тысяч человек, сейчас работает 3 или 4, я точно не знаю, потому что я сейчас больше занят развитием Юго-Восточной Азии как сорсинга. Но эти ребята хорошие, они работают.

Желнов: А что случилось с 7 тысячами?

Мельников: Убежали. Кто в Россию, кто на Украину, все нормальные люди убегают оттуда, остались те, кто не может убежать.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.