Маргарита Симоньян: держать Pussy Riot досудебно в СИЗО нельзя

Hard Day's Night
11 июля 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Тихон Дзядко

Комментарии

Скрыть
Главный редактор телеканала Russia Today Маргарита Симоньян считает панк-молебен Pussy Riot в храме Христа Спасителя «омерзительным», но не поддерживает содержания предполагаемых участниц группы в СИЗО.

Самсонова: Вы стали говорить о том, что есть какие-то люди во власти, с которыми вы общаетесь, и вы неоднократно говорили о том, что вы против того, что девушек, которые участвовали в Pussy Riot, поддерживаете.

Симоньян: Конечно, абсолютно.

Самсонова: Как вы рассказываете?..

Симоньян: Слушайте, я об этом писала чаще, чем я не знаю, чем о «Единой России», это уж точно.

Самсонова: Как вы рассказывали людям во власти, как вы доносили до них свою позицию, что нужно освободить? Или от вас не ждут таких предложений?

Желнов: Да, у вас все равно есть допуск как главного редактора, как журналиста к власти.

Симоньян: Вы совсем себе неправильно это все представляете, честно. Вам кажется, что люди во власти - это какая-то отдельная каста и категории людей…

Желнов: Нет, наоборот.

Самсонова: Встречаете вы Пескова и говорите ему: «Слушайте, давайте выпустим, давайте повлияем»...

Симоньян: Вот это я не говорю Пескову как журналист, пришедший проинформировать Пескова о том, что происходит в обществе. Я говорю это Пескову как человеку, которого я знаю 150 миллионов лет, с тех пор, как он был сотрудником пресс-службы, я а была репортером.

Дзядко: Так вы ему это говорите или нет?

Симоньян: Я еще раз говорю: я не ему это говорю - мы с ним это обсуждаем.

Самсонова: А кому вы это говорите?

Симоньян: Он мне это говорит точно также как и я…

Дзядко: Понятно. В смысле, вы с ним это обсуждаете?

Козырев: Он что отвечает?

Самсонова: Перед кем вы заступались?

Симоньян: Послушайте, давайте по очереди. Вот я категорически против формулировки «заступались». Категорически. Понимаете, вы тем самым подчеркиваете разделение «наш мир» и власть. Это совершенно не так. Я сижу, разговариваю не с Дмитрием Песковым, например… Бог с ним с Песковым. Не с человеком А, не с человеком Б, не с человеком В, который представляет себе для меня власть, и я пришла как журналист донести информацию. Я разговариваю с ним как со своим старым знакомым: «Слушай, ты что думаешь об этом? Я думаю вот так». Он говорит: «Знаешь, я думаю также». Я сейчас не буду вам передавать, поскольку совершенно…

Желнов: А мы знаем, что Дмитрий Сергеевич думал по этому поводу.

Симоньян: Знаете, да? И я даже не про Пескова. Я не буду передавать кто и что думает, потому что разговор закрытый и я очень негативно отношусь к людям, в том числе у нас в соцсетях, которые свои закрытые разговоры и переписки, еще что-то выкладывают публично. Это просто неприлично. Мне это люди говорили как мне, а не как телеканалу ДОЖДЬ. Так вот, я сейчас пытаюсь вспомнить. Мне кажется, я не знаю ни одного человека вот из моих знакомых во власти (это не значит что «из власти»), которые бы это поддерживал. Вот все, с кем я лично об этом говорила, не как журналист, а как знакомая, как с кем-то приятель, с кем-то как знакомая, все мне говорили, что это просто вообще непонятно зачем.

Желнов: А почему так происходит тогда, если даже элита против?

Симоньян: Потому что, видимо, есть какие-то другие люди, с которыми, я не знакома или не имею возможности так вот поговорить, которые думают иначе.

Самсонова: А можете предположить, кто это?

Симоньян: Нет, я не знаю. Я могу предположить не больше, чем вы. Но мне кажется, что это…

Желнов: Это, очевидно, не силовики, это не бизнес-конфликт?

Симоньян: Еще раз: то, что они сделали - омерзительно. Я глубоко верующий человек, я, правда, не православная, но я очень верующий человек. Вот я вам серьезно говорю, я, когда смотрела это видео, вот мне больно, понимаете, вот мне больно на это смотреть. Я не могу видеть, как они заскакивают на алтарь и делают то, что они делают. Меня просто корежит, понимаете. Мне хочется сразу помолиться там, или пойти в церковь или что-то. Тем не менее, как светское государство, я считаю, что держать их в тюрьме досудебно в СИЗО за это нельзя.

Самсонова: Давайте попробуем просто…

Симоньян: Хотя меня коробит то, что они делают.

Самсонова: Что это за глупость? Чья это может быть глупость? Просто вы знаете список тех людей, с которыми вы делились мнением.

Симоньян: Ну почему, давайте не будем такими категоричными. Это нам кажется глупостью. А есть люди, которым это не кажется.

Самсонова: Кому?

Симоньян: Мне, вам.

Самсонова: Давайте методом исключения попробуем понять, кому это не кажется глупостью.

Симоньян: Давайте попробуем опрос российский провести. Вот интересные будут результаты.

Козырев: Но мы же догадываемся, какой может быть результат.

Симоньян: Конечно.

Козырев: С другой стороны, я, например…

Симоньян: Да нет, вы ошибаетесь. Я как раз считаю, что подавляющее большинство россиян одобрит их содержание.

Козырев: Конечно.

Симоньян: Вы говорите «ничего не зависит» - зависит.

Желнов: Маргарита, почему вы считаете, что президент, губернатор, должен уподобляться народу, ловить его?

Симоньян: А кому он должен уподобляться - президент, губернатор - Бараку Обаме?

Желнов: А почему бы не вести вперед? Все-таки лидер…

Симоньян: Слушайте, про это очень хорошо сказал в свое время, как ни странно, Ходорковский. Я прям помню его цитату, когда он сидел уже в тюрьме. Он сказал, что «Путин гораздо либеральнее, чем подавляющее большинство нашего народа». Дикое количество вещей, которое делает власть, сильно идет, нельзя говорить впереди, потому что это такое оценочное суждение…

Желнов: Вразрез, видимо?

Симоньян: Сильно либеральнее, сильно более европейско-американское, сильно более прогрессивное, чем предпочли бы люди.

Самсонова: Это медицинский факт. Потому что проводили исследование Фонд «Либеральная миссия» и сравнивала по одним и тем же вопросам элиты.

Симоньян: Пожалуйста. Это к вопросу о том, почему они не идут впереди. Они идут впереди. В этом смысле они идут впереди, понимаете. Если бы сейчас у нас были открытые референдумы по дикому количеству вопросов, да я вас уверяю, начиная от нацвопроса и заканчивая там сталинскими и прочими, у нас такие были бы результаты, мама не горюй. Вам наша действующая власть показалась бы, ну я даже не знаю…

Козырев: Манной небесной.

Симоньян: Не манной небесной. Я имею в виду, с точки зрения либерализма, она бы вам показалась просто анархией.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.