Игорь Малашенко: не думаю, что Гусинский может просто сесть в самолет и вернуться

Hard Day's Night
23 октября 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Тихон Дзядко

Комментарии

Скрыть

Один из создателей телекомпании НТВ о том, почему он вернулся в Россию в 2009 году и почему Гусинский этого сделать не может.

Норкин: По-моему, в 2009 году Гусинский давал большое интервью в Израиле. Там была такая фраза, что «Путину было за что на меня, Гусинского, обидеться». Здесь была очень интересная реакция, я даже тогда ему позвонил первый раз за то время, что мы разошлись, потому что, если говорить коротко, реакция была и у коллег по телевидению, и у политиков, которых он поддерживает, что Гусинский – предатель, он продался, хочет домой со страшной силой. Когда вы приехали в Россию, как вас встретили? Вы ничего подобного в свой адрес не слышали?

Малашенко: Слышал.

Норкин: Почему, как вы думаете?

Малашенко: Я не знаю. Я приехал в аккурат в октябре 2009 года.

Норкин: Все восприняли это интервью как его попытку наладить отношения и получить некое разрешение вернуться в Россию, а Вы приехали. Как Вам это удалось?

Малашенко: Я сел в самолет и прилетел из города Киева, ни у кого ничего не спрашивая.

Норкин: А почему Вы раньше этого не делали? Вы прекрасно знаете, что в Мостовской истории очень большую роль играл институт заложников: был Антон Титов, было много других историй. В каком-то смысле нельзя ли говорить, что сейчас Гусинский – заложник, который остается там и не может вернуться?

Малашенко: Я девять лет сюда не приезжал, не сильно хотелось. У меня было занятие в Нью-Йорке, потом я начал заниматься в Киеве. Это было чисто личное решение. У меня был День рождения, 55 лет. Дни рождения свои я ненавижу. Я решил, что я могу сделать в этот день. У меня мама начала в это время сильно болеть. Я поехал на День рождения к маме. Сел в самолет и прилетел.

Макеева: Нас смотрят зрители, которые слышат «Ага, 10 лет прошло, почему руководитель НТВ уехал из страны? Наверное, опасался ареста, вернулся. Наверное, договорился, получил разрешение». Гусинский в том интервью, которое Вы упомянули, прямо говорит, что да, нужно, необходимо разрешение Путина, Медведева на то, чтобы вернуться. Или Вы считаете для Гусинского тоже возможным сесть в самолет и вернуться? Более того, есть даже версия, что Вы готовите почву для его возвращения. Так ли это?

Малашенко: Я не думаю, что Гусинский может просто сесть в самолет и вернуться. Его ситуация более сложная. У меня нет мании величия, я не Гусинский.

 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.