Лия Ахеджакова об угрозах: «говорят: – гастарбайтерша, возвращайся в свой аул!»

Hard Day's Night
5 марта 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Тихон Дзядко

Комментарии

Скрыть

Лия Ахеджакова о том, как угрожают, о страхе и о том, что нельзя молчать.

 Желнов: Многие актеры старшего поколения все время говорят о разорванности поколений, о новом трудном языке, который они не могут постичь. Когда с вами общаешься, ощущения, что вы чем-то недовольны, не возникает. Вы эту разорванность чувствуете?

Ахеджакова: Я много работаю с молодежью. У Димы Крымова изумительная команда: они получают копейки, но как работают! И как с ними хорошо! Я работаю в «Цирке Амбуланте», там у нас молодежь. И в «Фигаро» в театре наций у Жени Миронова молодежь замечательная, талантливая. И у нас в «Современнике» есть очень талантливые люди.

Желнов: Как вам удалось не упасть в скепсис по этому вопросу?

Ахеджакова: А я не знаю, как упасть в скепсис.

Желнов: Это характер?

Туркова: Сказать, что молодежь ничего не знает, не читает.

Ахеджакова: Это неправда. Нет, где-то есть такое, откуда же у нас фашисты. Я не думаю, что они сидят и читают «Зеленый шатер» Улицкой. Вряд ли.

Чудинова: Очевидно, что приметы времени изменились. Мы все в электронных гаджетах, новости моментально распространяются, мы технологическое поколение. Вам уютно?

Желнов: И язык у этого поколения меняется, оно уже говорит на другом языке, нежели в доме на Ордынке.

Чудинова: Есть ли ощущение, что мы какие-то другие, странные?

Ахеджакова: Я с огромным уважением отношусь к тому, что у той молодежи, о которой я говорю, нет страха. У них нет вечного страха промолчать. «Промолчи, промолчи, попадешь в палачи».

Туркова: Много и таких, кто так думает.

Ахеджакова: Может быть, не знаю. Но я на таких не попадала.

Чудинова: А у вас есть страх?

Ахеджакова: Есть. Мышей боюсь до смерти. Когда мне присылают страшные письма «Гастарбайтерша, убирайся в свой аул!», «Еще раз слово скажешь о нашем, будешь нюхать не цветочки, а головешки», я пугаюсь.

Дзядко: Вам присылают такие письма?

Ахеджакова: Да.

Желнов: Кто отправитель?

Ахеджакова: С адресом подписывают.

Олевский: Наверное, если бы такие письма не посылали, то это говорило бы о том, что ваш политический посыл не дошел. А раз посылают, значит, признают.

Ахеджакова: Вы знаете,  я прочла в поезде статью Ани Политковской про Чечню и подумала «убьют». И до утра об этом думала. Через несколько дней ее убили.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.