Берл Лазар: «Пусть люди думают, что нас охраняют со всех сторон — и президент, и Бог, и, может быть, Кадыров».

Главный раввин России об антисемитизме на Украине, трех видах евреев и о том, что было бы с Pussy Riot в синагоге
Hard Day's Night
23:48, 22 ноября
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

В HDN — главный раввин России Берл Лазар. Говорили об антисемитизме в современном мире, и почему на Украине его больше, чем в России, о том, увеличилась ли репатриация евреев в Израиль в связи с экономическим кризисом, и о том, как из-за Гусинского в России появилось два главных раввина 

Вместе с Антоном Желновым эфир провели обозреватель телеканала Дождь Константин Эггерт, заместитель главного редактора телеканала Дождь Максим Гликин, обозреватель газеты «Ведомости» Павел Аптекарь и креативный директор ИД «Коммерсант» Максим Ковальский.

Желнов: Добрый вечер. Как всегда по вторникам, в эфире Дождя программа Hard Day's Night, я ее ведущий Антон Желнов. И я очень рад приветствовать нашего сегодняшнего гостя, нечастого гостя на Дожде, оговорюсь, это главный раввин России Берл Лазар. Ребе Берл, добрый вечер.

Берл Лазар: Добрый вечер.

Желнов: Ребе Берл, у меня первый вопрос к вам самый общий, но вместе с тем самый волнующий всех, это тема антисемитизма. Но не вообще про антисемитизм, а в контексте нынешней российской элиты. Владимир Путин, известно, что у него нет ни капли антисемитизма, он поддерживает еврейские общины, и известно, что потратил свою зарплату на создание Еврейского музея в Москве. Вот это как-то влияет на среднюю температуру по больнице, что называется, на антисемитизм в стране? Благодаря элитам, он снижается или равновеликим остается?

Берл Лазар: Мы чувствуем, что антисемитизм снижается, становится менее и менее популярным. Я думаю, что есть много факторов, почему мы видим такое улучшение, но точно, что большая доля — это подход президента, его высказывания иногда. И, наверное, именно в России это играет большую роль, прежде всего потому, что раньше антисемитизм был на государственном уровне, и много людей поняли, что это политика страны, и задача наша — показать евреям, что они нежеланные гости здесь. Поэтому многие люди думали, если так говорит председатель коммунистической партии или какой-то чиновник, понятно, наверное, есть что-то в этом, и разные мифы распространялись по СМИ, на разных встречах и так далее.

Поэтому именно в России, если раньше антисемитизм был на государственном уровне, и потом уже пошел дальше, уже на бытовом, сегодня, когда президент громко говорит о том, что еврейство — это одна из традиционных религий, иудаизм на таком же уровне, как православие и ислам, и мы все братья, я думаю, что это точно влияет на людей. Кроме этого, я вообще должен сказать, что я никогда не чувствовал, что у народа здесь есть какой-то антисемитизм в крови, что они ненавидят евреев. Наоборот, люди здесь очень добрые, общительные и не ищут врагов. Если раньше говорили, виноваты всегда евреи, если что-то не так, это все были лозунги, которые реально не были тем, что реально было у людей в сердце.

Ковальский: И даже при советской власти, вы хотите сказать, что этого не было?

Берл Лазар: Я могу сказать то, что я видел. Когда я приехал сюда в 1987, я не чувствовал, что у людей есть такой антисемитизм, что они в глубине просто ненавидят евреев. Есть причина, может быть, кто-то им сказал, что евреи слишком богатые, или слишком талантливые, или они хотят много чего, но не то, что они ненавидели евреев. Если мы смотрим, например, в арабском мире, там у людей, я думаю, уже при рождении уже что-то там есть, что они ненавидят евреев. Есть антисемитизм на Украине, например, много видели в Балтийских странах, там давно лежит такое внутреннее чувство человека, что еврей это наш враг. Здесь, в России, я это не чувствую.

Аптекарь: Кстати, вы сказали про Украину, насколько, на ваш взгляд, сильны антисемитские настроения на Украине? Тем более сейчас там укрепились и пользуются значительным влиянием политические силы, которые считают себя наследниками УПА, наследниками ОУН, наследниками тех организаций, которые печально известны как раз своим участием в антиеврейских чистках во время Второй мировой войны? Есть ли угроза еврейской общине на Украине?

Берл Лазар: Я не думаю, что есть угроза. Я думаю, что сегодня руководство Украины понимает, что допустить такой открытый антисемитизм не нужно, и это опасно, это плохо для страны. Они сами объявляют, что мы не антисемитская страна, а наоборот, мы будем бороться с этими силами. Но исторически, может быть это и есть почва, которая готова, исторически на Украине во время войны украинцы убивали евреев не меньше, чем нацисты.

В Эстонии, в Литве было не только антиеврейское, потому что был такой фашизм, это реально был антисемитизм, который до них уже существовал. Просто они в этот момент уже чувствовали себя уверенно и убивали евреев направо и налево. Поэтому, еще раз, можно смотреть период Второй мировой войны, на Украине, к сожалению, история известная, а в России очень много евреев как раз остались живы именно благодаря отношению, которое было у простого человека, у соседа, которые спрятали, помогали и так далее. И точно, что здесь не было такой политики — убивать евреев.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.