Ирина Роднина: Исаев понесет ответственность за свои слова

Hard Day's Night
19 марта 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Тихон Дзядко
Теги:
СМИ, цензура

Комментарии

Скрыть

Ирина Роднина о конфликте Андрея Исаева с газетой «Московский Комсомолец».

 Дзядко:  Госдума приняла заявление против злоупотребления свободой слова. Как вы формулируете для себя, что такое злоупотребление свободой слова в СМИ?

Роднина: Наверное, во всем есть этика поведения. Я  с этим столкнулась, когда приехала работать в Америку. На льду есть те грани, которые ты не имеешь права переходить. Когда люди вдруг перепутали свободу с распущенностью или вседозволенностью – наверное, в этом и есть злоупотребление. Когда ты можешь  себе позволить, что-то такое сказать. Я работала  со многими журналистами в свое время. Журналист должен передать тот материал  или историю человека, но не переходить на оскорбления.

Дзядко: Где проходит эта грань?

Роднина: У нас однажды на тренерском совете была такая же ситуация, собирались работы за лето, мы показывали, была брошена фраза в отношении работ Татьяны Анатольевны Тарасовой. Мы сказали, что есть понятие эстетики нормы.

Белоголовцев: А вам не кажется, что проблема в том, что разные сообщества людей грань видят разную. Депутаты Госдумы приняли сегодня логичный закон, увеличивающий штрафы за употребление ненормативной лексики с СМИ. Но на тренировке футбольной команды, наверное, употребляется.

Роднина: В профессиональных командах наказывается это. Бывает у наших, в основном. Потерялась русская команда, нашли под сусликом, который материся.

Белоголовцев: Не кажется вам, что журналисты и депутаты Госдумы по-разному видят эту грань?

Роднина: Наверное, у каждого круга есть свои взгляды, но я могу привести пример, как хамское заявление журналиста по поводу операции Плющенко. Здесь грань или не грань?

Кремер: Госдума реагирует на поведение журналистов, при этом не реагирует на поведение высокопоставленного чиновника, который в микрофон оскорбляет.

Роднина: Как не реагирует! Это не Дума, это РФС будет сейчас разбирать.

Катаев: Почему депутаты не рассматривали поведение господина Исаева? Вы не считаете, что он перегнул палку? Почему вы занялись вопросами журналистов?

Роднина: Если говорить вашим языком, Исаев ответил то, что вам показалось обидным, в своем твиттере. Там была статья в СМИ. Это разные вещи, хотя я считаю, что любой публичный человек должен нести ответственность за свои слова. Но мы тоже чувствуем предвзятое отношение к определенной партии, людям, представляющим партию. Масса таких примеров. Наверное, наступил такой момент, когда мы тактично ждали. Хамство и выпады. Когда нас всех обозвали «партией воров и жуликов» - извините, - я ничего не воровала, крала. Чтобы такое сказать, докажи, если кто-то есть – называй фамилии. А так анонимность получается. Мы уже 1937 год проходили. Говорите конкретно: имя, фамилия, отчество, даты, место, где это все совершилось.

Фельгенгауэр: Но ведь и депутатов должно быть понятие этики.

Роднина: Обязательно, поэтому есть и комиссия.

Фельгенгауэр: В личном пространстве можно себе позволить это, не нарушая депутатскую этику?

Роднина: Я не считаю, что можно позволить. Вы видите события последних Олимпийских игр. У нас несколько спортсменов выведены с соревнований Олимпийских игр только потому, что они в своем блоге или твиттере позволили неэтичное выступление по отношению к другим спортсменам. Если ты публичное лицо, наверное, надо отвечать за свое слово.

Дзядко: Получается, политика двойных станадартов. Слово «проститутка» в газете выносится на обсуждение пленарного заседания Госдумы, а «тварь» по отношению к журналистам, произнесенное замгенсекретаря партии «Единая Россия» на пленарное заседание не выносится.

Роднина: Оно не произнесено, оно было в его личном твиттере. Оно обсуждалось, будет обсуждаться, и он понесет наказание, не волнуйтесь. Наступил момент, когда в стакан больше края не нальешь. С газетой «Московский Комсомолец» у меня был один раз очень пренеприятнейший момент, когда мне дозвонились ночью, я жила еще в Америке, попросили интервью к 40 дням со смерти Станислава Жука. Я, учитывая, что 11 часов разницы, - я уж не говорю, что после 9 вечера в дом звонить не принято, а этот звонок был в 3-4 ночи, - я честно отвечала на все вопросы. В статье не было ни слова про Жука. Таких примеров много, и с одной, и с другой стороны. Наверное, просто наступил момент, когда мы не просто должны бросаться словами. Не просто друг друга укорять. Должны понимать, если это наша страна, давайте друг к другу вырабатывать определенную этику и правила поведения.

Дзядко: Вы сказали, что  Исаев тоже понесет ответственность. Будет на комиссии разбираться?

Роднина: Будет, конечно. Внутри партии. У нас есть своя фракция, мы такие вопросы тоже обсуждаем.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.