Ирина Прохорова: Министром культуры? А насколько я была бы самостоятельна?

Hard Day's Night
26 марта 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Ирина Прохорова о новом учебнике истории и своих карьерных планах. 

 Казнин: Вы в какой-то момент, когда ваш брат пошел в политику… Те, кто вас знал, воспринимал, как интеллектуала, просветителя, человека, живущего, наверное, в башне из слоновой…

Прохорова: С чего бы это? Может, меньше, чем вы живете…

Казнин: …вы стали человек вдруг публичным. Вы стали ярким политиком. Ваша дискуссия с Михалковым вызвала бурю восторга, по крайней мере, в социальных сетях, и тут же возникла идея: почему бы этого человека не пустить в политику, не сделать этого человека ответственным за принятие каких-то важных решений. В тоже время, буквально два дня назад был международный рейтинг, в котором Россия опустилась еще ниже – это рейтинг женщин в политике России. В Госдуме, в Совете Федерации почти нет женщин, которые что-то решают. Вы сейчас или, по крайней мере, тогда думали об этом? И есть ли у вас такие амбиции?

Прохорова: Вообще-то мне казалось, что я 20 лет, создавая издательство, и занимаюсь культурной политикой. Я рада, что, конечно, благодаря политическим событиям, моя деятельность стала очевидной большему числу людей. Потому что я всегда считала, что издательство мое больше, чем издательство. Это в некотором смысле вольный университет, это площадка социальных дебатов, которая делает важнейшее фундаментальное дело. Собственно, просвещение мы же понимаем как-то по-советски: какие-то женщины бегают, что-то говорят, бабушки какие-то из «Общества знания». А на самом деле на этом и выстраивается современное гражданское общество. В противном случае, все остальное – это, как писал Пушкин, «к нам просвещения пристало, нам досталось от него жеманство, больше ничего». Костюмчики одели, научились говорить слово «дискурс», а все остальное темнота, что мы и наблюдаем. Поэтому  я бы сказала, что я никогда из этой политики не уходила.

Желнов: Но это все-таки культурная политика…

Прохорова: А что значит культурная? Культура у вас сразу перешла в разряд… ну, дамочка занимается культурой, а тут…

Таратута: А готовы были бы стать министром культуры?

Прохорова: Я не знаю. Когда эта тема была модная, и это обсуждалось, я сказала, что это вопрос, который стоит обсудить. Если мне это предлагают, несомненно, это очень почетно. Но стоит вопрос: какова задача министра культуры, каков коридор его возможностей, сколь он самостоятелен в принятии каких-то решений.

Макеева: Например, отменить учебник самостоятельно.

Прохорова: К какой системе… не может быть министр культуры тут сам, а там все остальное, все министерства где-то в другом месте. Сложение всех этих потом скажет «да» или «нет». Потому что просто сказать «я министр»… Это ведь большая ответственность.

Казнин: Ну, вы были готовы, получается. Вы уже такие практические вопросы ставите.

Прохорова: Я не была готова, я была готова отвечать на вопросы, потому что эти вопросы продолжают быть. Я объясняю, что это абстрактный разговор: хотели бы вы быть тем или другим.

Макеева:  Наш зритель в тему спрашивает, почему в июне 2012 года Ирина Дмитриевна отказалась возглавить Общественный совет при министерстве культуры.

Прохорова: Я сказала, что у меня такое количество дел и обязательств, которые я считаю важнейшими, я же все-таки возглавляю фонд благотворительный, который основал мой брат 9 лет назад. Одно дело, извините «если бы мы были директором». Если вдруг мне, такое чудо, предложили бы стать министром культуры, я долго взвешивала и согласилась, я бы понимала, что, к сожалению, жертвую другими областями, это важный момент. Очень ответственно быть председателем Общественного совета, это требует большого вклада. Там 100 человек, это большое количество принятых решений. Либо надо этим заниматься, как следует, а не просто числиться, либо не заниматься. Я просто взвесила свои силы, поняла, что у меня нет физических сил совмещать свои проекты с проектом этим.

Макеева: А бросить их ради Общественного совета – недостаточно большая ставка? Если бы министерство культуры, тогда можно было бы?

Прохорова: Я не знаю, ребята, понимаете, это гипотетические разговоры.

Наринская: А вот негипотетические разговоры. Михаил Дмитриевич, как мы знаем, собирается баллотироваться в мэры Москвы. Вы ярко выступили, когда он баллотировался в президенты, это было действительно запоминающееся всем участие. Помогать ему, быть его доверенным лицом на этих выборах, возглавить его штаб вы собираетесь?

Прохорова: Я не знаю. Планы Михаила Дмитриевича могут быть разные,  в любом случае я его буду поддерживать во всех его начинаниях, чем могу.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.