Илья Яшин: Никита Белых предлагал мне стать мэром

Hard Day's Night
30 мая 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Один из лидеров движения «Солидарность» Илья Яшин о том, может ли он стать губернатором или мэром.

Лобков: Илья, и люди богатые более опытные как, например, Прохоров, на партиях поскальзывались как на банановой корке, в основном. Ну вот, допустим, фантастическая история: сейчас, пока вы строите партию, вам, как Никите Белых предлагают какой-нибудь очень, не могу сказать хороший пост, пост, где вы можете себя проявить. Вот такой убыточный регион - Вятка, или Смоленск сейчас Островский получил. Вот вы бы согласны были сейчас какую-нибудь такую взять область, которая ничего не стоит, Курганскую какую-нибудь, и вот взять эту область?..

Яшин: Вы знаете, когда Никиту назначали губернатором, примерно дня за три, наверное, до того, как это было объявлено, мы с ним встречались в кафе сидели. Он рассказывал мне, говорит… Я, правда, не знаю, можно ли это рассказывать.

Лобков: Можно.

Дзядко: Можно, да.

Яшин: Мы как-то с ним обсуждали, я не был в восторге от этой идеи, потому что мне кажется, легитимным руководитель является тогда, когда за него люди голосуют. И Никита как-то так намекнул, что «слушай, там ребята интересуются, что ты там все бегаешь по улицам, может тебе город какой-нибудь дать? Тебя губернатором нельзя назначить, тебе еще нет 30 лет, может быть тебе городом каким-нибудь дать порулить?». Я говорю: «Давай так: ты передай ребятам, пусть они вернут выборы и я без их помощи, без их подачек найду, чем мне порулить». Для меня это главный критерий. Если у меня будет возможность быть зарегистрированным кандидатом на каких-то региональных выборах, например, в качестве кандидата в губернаторы, если я буду видеть…

Лобков: Мэра хотите? Возьмете мэра?

Яшин: Или мэра, например. И если я буду видеть, что в этом городе есть заметная группа местных жителей, которые хотят меня видеть в качестве кандидата, то я не исключаю для себя возможность, что я в этих выборах поучаствую. Если мне позвонят из Кремля и скажут: «Слушай, а давай мы тебя сделаем губернатором?» - они пойдут в известном направлении. Потому что это как раз к разговору о том, что демократия - это не власть демократов. Это не то, что давай вот мы вот этого парня проштрафившегося заменим на тебя и таким образом реализуем твои амбиции. Мне такой путь реализации амбиций не нравится. Он для меня неприемлем.

Таратута: Илья. А вот ты сам говоришь, и Никита Белых говорил про то, что улица улицей, а у тебя вот имиджевой проблемы нет, что тебя воспринимают как уличного протестующего, такого молодого бойкого парня…

Дзядко: Который бегает по улицам.

Таратута: Да, бегает по улицам. То есть, собираешься потом серьезными делами заниматься?

Яшин: Вы знаете, для меня есть несколько критериев, которые являются для меня, я бы сказал, жизненным маяком. Это не вопрос имиджа - это вопрос какого-то такого внутреннего направляющего вектора, который помогает в жизни принимать правильные решения. Потому что жизнь очень тяжелая, много всяких разных информационных потоков пересекающихся и очень легко запутаться, особенно если ты занимаешься политикой. И вот есть несколько критериев, которым я всегда стараюсь соответствовать и на которые я стараюсь ориентироваться. Первый критерий – это быть последовательным. Бывали, конечно, какие-то у меня глупости, ошибки, когда я наступал отчасти на горло собственной песне, но в целом, мне кажется, начиная с 2000-го года, когда я пришел в партию «Яблоко», в целом я был абсолютно последователен. Вот Путин в 2000-м году стал президентом. Я в 2000-м году пришел в оппозиционную партию и параллельно, вот он там работал в качестве президента и премьера, я параллельно был оппозиционером, и критиковал его ровно за то, за что критикую сегодня. Сложно меня, мне кажется…

Лобков: А Явлинского за что бросили?

Яшин: Секунду. Второй критерий - это независимость. У меня не так много моих персональных политических ресурсов, независимость - один из главных. Я никогда не был зависим ни от Явлинского, ни от Митрохина, ни от Немцова, ни от Навального. И никто никогда не мог мне позвонить и сказать, так, слушай, сделай то-то и то-то. Всегда тот, кто что-то хотел от меня, он мне говорил: «Илья, не мог бы ты сделать то-то и то-то, потому, потому и потому». И он всегда знал, что он может услышать «нет», потому что для меня моя независимость очень важна. И третий критерий – это не быть трусом. Политик не может себе позволять трусости. Я даже когда боялся, всегда старался этот страх в себе преодолевать.

Таратута: На самом деле, как раз в этом смысле люди знают, ты впереди толпы.

Яшин: Что касается имиджа, то я уверен, что придет еще время, когда я не смогу себе позволить придти к вам в джинсах, в свитере и в кедах. Есть у меня предчувствие, что придет такое время, когда мне придется одеть галстук и пиджак. Я это время не тороплю. Для меня эти имиджевые проблемы не имеют... Слушайте, Йошка Фишер был оппозиционным активистом, а потом стал министром иностранных дел.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.