Подполковник ФСБ в отставке о том, чему нужно учиться у спецслужб США.

Как вычислить террористов, и почему заказчиков убийства Немцова найти невозможно
Hard Day's Night
21:28, 22 марта
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Гостем программы Hard Day’s Night был вице-президент международной антитеррористической ассоциации «Альфа» Алексей Филатов. Поговорили о том, почему в Брюсселе оказались неготовы к теракту, как обеспечивается безопасность в метро и аэропортах, и как изменилась работа российских спецслужб за последнее десятилетие. В беседе участвовали ведущие Дождя Антон ЖелновРодион ЧепельВладимир РоменскийИгорь Севрюгин, а также редактор отдела политики «Новой газета» Кирилл Мартынов

Желнов: И сегодня у нас, можно сказать, спецвыпуск, посвященный событиям в Бельгии, в Брюсселе, посвященный терроризму и безопасности. Алексей Алексеевич, первый вопрос вам, касающийся выводов, которые должны сделать российские спецслужбы, вы здесь как эксперт, профессионал в этой отрасли. Какие выводы после брюссельских событий сделают или должны сделать российские спецслужбы?

Филатов: Начнем с того, что для российских спецслужб то, что сегодня произошло, наверное, это какое-то неожиданное событие. Все мы готовы, особенно после парижских событий к тому, что теракты, подобные брюссельскому и парижскому, будут происходить на территории Европы. И в том числе, я думаю, что никто не возьмется за то, чтобы гарантировать на 100%, что враг не пройдет, и на территории Российской Федерации не произойдет чего-то подобного. Тем более, что мы знаем, особенно в кавказском регионе периодически происходят террористические атаки, за которые, в том числе, берет на себя ответственность «Исламское государство» (организация запрещена Верховным судом России).

Я думаю, что каких-то особых выводов для работы спецслужб делать не надо, надо, в принципе, работать в том же режиме, в котором мы работаем, наверное, последние лет 20. Дело в том, что если проводить аналогии между событиями, я бы сейчас сказал, что власть и силовые структуры Евросоюза,  по крайней мере, Франции и Бельгии это точно, находятся приблизительно в том же состоянии, как мы находились на пороге конца 20 и начала 21 века после тех страшных событий 1995 года в Буденновске, 2002 года в «Норд-Осте» и 2004-го в Беслане. Эти теракты по своей трагичности, наверное, не менее серьезные, чем в Париже и Брюсселе.

Тогда мы делали выводы, и мы много, я считаю, сделали после того, и тому статистика, которую мы сейчас имеем. Можно спорить — правильно, не правильно, но последние 3 года, начиная с 2013 года, из года в год, по официальной статистике, я могу сказать, по неофициальной, по моему ощущению, по количеству боевых операций моих товарищей, количество террористических акций в 2 раза меньше с каждым годом, то есть уменьшается.

Желнов: Да, тут вы сказали про 20 лет, а теперь говорите последние 3 года. А все-таки это улучшение, если...

Филатов: Улучшение — оно в течение, наверное... Те выводы, которые мы сделали на рубеже веков, они только сейчас стали приносить свои плоды. Это дело не одного дня. Вы знаете, такой вопрос задают, не то что некорректный — непрофессиональный: «Неужели после парижских событий полиция Бельгии или Франции…», тем более, все ниточки сразу вели в Брюссель. Вы помните, что как только все произошло, несколько спецопераций по нейтрализации, по поимке сообщников были в Брюсселе. То есть это сразу было ясно, понятно, нитки туда вели. Мне задают вопрос: «Почему не сделали выводов и такое произошло?». Вы знаете, только дилетант такое может говорить. Я всегда аналогии провожу, знаете как, в чем? Есть разные профессии, например, медики, хирурги, тоже у людей, которых касаются жизни и смерти. А вы что, считаете, что хирург ошибается только один раз в жизни? Или вы считаете, что от скальпеля хирурга не гибнут люди?

Желнов: Это понятная аналогия.

Филатов: Вы понимаете, что здесь нельзя по мановению палочки, мы увидели теракт, увидели, как он произошел в Париже — все, больше ни в одном городе подобного не произойдет. Все, что угодно, но не такой.

Желнов: Усиление, мы помним 2004 год, события в Беслане, когда президент, как тогда удачно формулировали журналисты, стал строить не спецслужбы, а общество: отмену губернаторских выборов, прямых вообще выборов. Сейчас после Парижа, после Брюсселя, как вы считаете, будет ли делать какие-то выводы власть по отношению к российскому обществу или российским спецслужбам, реформировать, мобилизовывать?

Филатов: Во-первых, я скажу так, что отмена прямых губернаторских выборов — это не работа с гражданским обществом, это, в том числе, работа со спецслужбами. И надо помнить, что кроме этой отмены, было ряд поправок принято законом — о расширении полномочий, в том числе, федеральной службы безопасности и полиции, что касается работы борьбы с терроризмом. А еще я аналогию хочу вспомнить в другом государстве, это нами любимая, нелюбимая Америка. Тогда после 2001 года 11 сентября они, во-первых, поменяли совершенно риторику по отношению к нами проводимой контртеррористической операции на Кавказе, стали практически сотрудничать с нами, в том числе помогли нам закончить вторую чеченскую кампанию. И после этого через некоторое время мы узнаем, что АНБ в нарушении всех законов получила такую возможность, техническую в том числе, прослушивать всех своих граждан и граждан, проживающих за рубежом. То есть, в принципе, все-все, в том числе и мы, и американцы, когда сталкиваются с такой трагедией, идут на некое ущемление демократических прав и свобод граждан.

Понимаете, в жизни вообще нет правых и левых, я считаю, ни либералы, ни консерваторы не правы, есть где-то правда посередине. И в зависимости от ситуации, от государства, от менталитета народа надо, наверное, пытаться балансировать где-то в середине. Поэтому я уверен, что и французы, и бельгийцы, и, в принципе, немцы и австрийцы сделают выводы, изменят, во-первых, работу спецслужб, то, что сделали мы. Им дадут больше возможности. Это, в принципе, уже видно.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.