Евгения Альбац: «Я не боюсь смерти. И Кадырова».

О взаимоотношениях с властью, гонорарах Ходорковскому и желании встретиться с Путиным
Hard Day's Night
23:32, 1 марта
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Гостем программы Hard Day’s Night была журналист, главный редактор журнала The New Times Евгения Альбац. Поговорили о том, почему она не хочет, чтобы ее считали политиком, что происходит на закрытых встречах с Володиным и Ивановым, и кому принадлежит The New Times. В беседе участвовали ведущие Дождя Антон Желнов, Родион Чепель, Игорь Севрюгин, Сергей Ерженков, а также корреспондент газеты «КоммерсантЪ» Григорий Туманов. 
 

Желнов: И сегодня у нас в гостях главный редактор журнала New Times Евгения Альбац. Евгения Марковна, первый вопрос по традиции задам я вам. На собственном опыте вы чувствуете, что в вашем конкретном случае уже давно пройдена грань между журналистом и политиком? Что во многом вас уже можно воспринимать, скорее, не как журналиста, а как такую общественную фигуру, как политика, по сути, как активиста?

Альбац: Я категорически этого не хотела бы. Я совершенно к этому не только не стремлюсь, я принципиально не хочу и не считаю себя никаким политиком. Я никогда не состояла ни в какой партии, неважно, КПСС это или еще что-нибудь, принципиально не состояла. Мне не нравится политическая деятельность, я журналист, я занимаюсь журналистикой с 14 лет. Мне 57 лет, значит, 43 года я занимаюсь журналистикой. И это ужасно, если складывается впечатление, что я не журналист, а политический деятель. Почему?

Желнов: Оно может складываться и в среде ваших читателей, потому что журнал занимает все-таки определенную позицию. И мне кажется, что, я не выступаю, конечно, в данном случае со стороны власти, но мне кажется и власть, которая читает вас, следит за вами, знает вас, безусловно, тоже вас воспринимает как оппонента, как минимум.

Альбац: Как оппонента, безусловно, потому что медиа — это четвертая власть. Конечно, мы оппоненты, мы всегда оппоненты власти в любой стране мира. А в условиях авторитарного режима мы безусловные оппоненты власти, потому что мы всегда исповедуем, мы, собственно, работаем на исполнение конституционного права людей на информацию. Любая авторитарная власть делает все, чтобы люди минимально знали о том, как она ворует, обманывает и совершает прочие неблаговидные поступки. Авторитарная власть благовидных поступков не совершает по определению, иначе она не была бы авторитарной. Но нет, я, конечно, никакой не политик, я никогда не избиралась никуда, никогда не хотела никуда избираться, даже когда был повальный исход журналистов в начале 90-х годов во всякие верховные и прочие иные советы, категорически никогда. Нет, я никоим образом не политик.

Туманов: Но, может быть, Антон имел в виду, что вы занимаете все-таки какую-то строго определенную позицию, допустим, эта позиция гораздо более определенная, чем позиция «Ведомостей». Журнал The New Times все-таки как-то декларирует открыто...

Желнов: Или позиция РБК, Саша, да.

Туманов: Или РБК, условно, того же «Коммерсанта». The New Times имеет такую четко, ярко выраженную позицию. Ее можно назвать оппозиционной, если вам удобно, можно называть ее по-другому, но мне кажется, что условная власть воспринимает журнал The New Times явно не так же, как, условно, газету «Ведомости», если мы будем говорить об этом.

Альбац: Вы знаете, я очень люблю газету «Ведомости», и поэтому мне не очень нравится здесь этот пример. Я думаю, что журнал The New Times —это не оппозиционный журнал, это независимый журнал. Да, безусловно, у нас нет владельца. Я не думаю, что кому-то это может прийти в голову — взять и мне позвонить и сказать: «Снимите такой-то материал», потому что направление движения звонящему будет указано сразу, и оно определено тремя буквами всегда. Да, конечно, в сегодняшней российской действительности независимых средств массовой информации, то есть тех средств массовой информации, владельцам которых нельзя позвонить и предложить не напечатать это или переменить это — их совсем мало осталось. И да, мы независимое средство массовой информации, да, безусловно.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.