Глава фракции «Единая Россия» Воробьев о «революционном сценарии»: «Мы ни пяди не отдадим!»

Hard Day's Night
7 марта 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Тихон Дзядко

Комментарии

Скрыть
Руководитель фракции «Единая Россия» в Госдуме шестого созыва Андрей Воробьев прокомментировал ситуацию, сложившуюся после парламентских и президентских выборов в России.
Воробьев: Молодые люди, ведомые неравнодушием, вчера попали в неловкую ситуацию. Это недопустимо. Мы ни пяди не отдадим, если будет такое поведение.

Макеева: Что вы сейчас имеете в виду? Как дальше будут развиваться события?

Воробьев: Я имею в виду, по сути, революционный сценарий.

Казнин: Значит, по вашим словам, многие люди готовы к этому?

Воробьев: Нет, люди не готовы. Люди хотят, чтобы был дан четкий и внятный вопрос: как мы собираемся победить коррупцию? как мы обеспечим 25 миллионов рабочих мест? как мы сделаем, чтобы в Костроме, Смоленске, Брянске и Тамбове были новые предприятия? Вот чего хотят люди. А на этих предприятиях чтобы люди ходили в белых халатах и получали не 5-10 тысяч, а 25.

Макеева: Навальный как раз и хочет победить коррупцию.

Воробьев: Способы разные. Вообще, политика - это искусство объединять людей, а не сталкивать их лбами.

Дзядко: А революционная ситуация, о которой вы говорите, что может из себя представлять? Какую революционную ситуацию может создать Алексей Навальный?

Макеева: "Ни пяди не отдадим" - довольно жестко сказано.

Воробьев: Конечно, так и будет. Потому что нашего кандидата поддерживает большинство России. "Единую Россию", вновь, 4 марта, поддержало большинство.

Баданин: "Единую Россию"?

Макеева: Это мы потом подробней обсудим.

Казнин: Представьте: казарма - 200 человек, 170-190 из них - поддерживают командира. А 10, в общем-то, хилых, нетренированных, но неравнодушных людей что-то там кричат из-за угла. Какая может здесь быть революция? Если им в ответ улыбнуться - все равно ничего не случится. А вы говорите "ни пяди не отдадим". То есть вы, получается, боитесь?

Воробьев: А что, похоже, что мы боимся?

Казнин: Ответьте.

Воробьев: Это легкомысленное дурачество по поводу палаток, по поводу бассейна, фонтана - все это плохо, нарушение закона. И это заставляет полицию действовать, так ведь?

Дзядко: Они же там с депутатом Пономаревым встречались.

Воробьев: О депутате Пономареве лучше отдельную передачу сделать.

Дзядко: Он же депутат - это была встреча депутата с избирателями. Имеет ведь право?

Воробьев: Слушайте, он, конечно, депутат, только не нужно заморачивать голову миллионам людей и устраивать встречу депутата в фонтане. Давайте к этому посерьезней относиться.

Дзядко: Нет, я серьезно отношусь. Андрей Юрьевич, а разве запрещено в фонтане встречаться зимой?

Воробьев: Это не запрещено. Просто может случиться так, что он ограничит круг своего влияния рамками этого фонтана.

Макеева: Ну так и хорошо. Зачем же разгонять?

Дзядко: Зачем нужно было людей, которые там находились, раскидывать на мрамор?

Воробьев: Оргкомитет, в который входит, в том числе, депутат Пономарев, пошел в мэрию, где они "сели" на более скромный стул и договорились о правилах проведения акции. Соответственно, в рамках правил, должен был пройти этот митинг. А затем была провокация: когда кто-то призвал людей не расходиться.

Дзядко: Он не призвал - он сказал: "Я останусь". Это был Сергей Удальцов.

Воробьев: Ну да. "Я останусь" и специально обученные люди останутся. Что и произошло. Думаете, в фонтан стихийно набились люди?

Дзядко: Это кульминация.

Воробьев: Тихо, серьезные вещи ведь обсуждаем.

Дзядко: Серьезные вещи, да. Я был там и стоял в фонтане - меня ОМОНовцы били. Довольно неприятно.

Воробьев: Во-первых, по вам незаметно, что вас били.

Дзядко: Мне раздеться и показать синяки?

Воробьев: Не о том речь.

Макеева: Почему? Вы приводите в пример ваших товарищей, которые что-то слышали в толпе, а Тихону при этом не доверяете.

Воробьев: Нет, я Тихону доверяю. Я не знал, что вы были в фонтане. Но я считаю, что подобные акции должны проходить в рамках закона.

Дзядко: То есть встреча с депутатом не могла там проходить?

Воробьев: Это был призыв остаться на площади. Это разные вещи.

Дзядко: Вы упомянули о выступлении Навального в Питере. Вы смотрели его речь там?

Воробьев: Да.

Дзядко: Какие эмоции это вызывает у вас?

Воробьев: По-моему, все эмоции по этому поводу я уже проявил. Давайте закончим эту тему. Содержание его выступлений вы сами слышали. Заявление по поводу "мирной революции" - очередное лукавство. Понятно, что это словосочетание было использовано умышленно. Это, по сути, был анонс акции, которая была запланирована на 5 число.

Дзядко: Как вам кажется, люди, которые организовали стояние в фонтане, должны отвечать за это по уголовному кодексу? Этот вопрос сейчас рассматривает следственный комитет.

Воробьев: Я не был в фонтане - деталей не знаю. Насколько мне известно, всех отпустили. Наложили штраф или замечание. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.