Виктор Ерофеев: «Вы не справитесь с народом, пока не найдете нового Петра Первого».

Писатель о скандале с Русским ПЕН-центром, главной беде либералов и причинах популярности Путина
Hard Day's Night
11 января, 00:48
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 17%
4 800 / год
5 760
Скидка 11%
1 280 / 3 мес
1 440
Базовая подписка
1 / 7 дней
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть
Комментарии доступны только покупателям статьи и подписчикам.
Оформить подписку

В Hard Day's Night — писатель Виктор Ерофеев. Говорили о ситуации вокруг Русского ПЕН-Центра, из которого исключили журналиста Сергея Пархоменко, о проблемах либералов в России и в Америке, о причинах прихода к власти Дональда Трампа и причинах удержания власти Владимиром Путиным, и о психологии русского человека, на которую, по мнению Ерофеева, все-таки не влияет телевизор.

Вместе с Антоном Желновым эфир провели корреспонденты Дождя Денис Катаев и Михаил Рубин, редактор Дождя Анна Немзер, а также заместитель главного редактора Дождя Максим Гликин.

Желнов: ПЕН-центр ― это такая международная неправительственная некоммерческая организация, во всём мире он называется ПЕН-клуб, в каждой из стран есть свое отделение. Вот в России есть ПЕН-центр, который объединяет писателей, журналистов, литераторов. Сегодня разгорелся скандал, из ПЕН-центра был изгнан журналист и издатель Сергей Пархоменко. Не поддержав это решение, добровольно из ПЕН-центра вышли Борис Акунин, Лев Рубинштейн и ряд других литераторов.

Виктор Владимирович, зачем сегодня вообще нужен ПЕН-центр? Он создавался как альтернатива Союзу писателей в свое время, вы один из его основателей. В 1989 году он появился в СССР. Для чего сейчас нужен ПЕН-центр, чтобы такие страсти еще вокруг него разгорались?

Ерофеев: Когда он создавался в 1989 году, казалось, что не будет страстей,  а будет какая-то важная работа по развитию гражданского общества, потому что международный ПЕН-клуб и, в частности, московский ПЕН-центр ― это правозащитные организации, которые прежде всего не работают с писателями, а работают для того, чтобы писатели выступали в защиту тех или других симпатичных гражданских людей с инициативами или выступали против тех или других действий правительства.

Поскольку ПЕН-центр у нас был в 1989 году один из самых молодых в мире, он был запрещен в Советском Союзе.

Желнов: В 1975 году была первая попытка создать, да?

Ерофеев: В 1975, потом мы пытались создать в 1979 году, меня второй раз выгнали из Союза писателей именно за эту попытку создать ПЕН-центр в Москве. Поскольку он был такой молодой, надо было опираться на опыт других. Чтобы создать его, был собран некоторый коллектив писателей. Там был Войнович, Евгений Попов, я, мы принадлежали разным ПЕН-клубам. Мы создали такую организацию. Она абсолютно нормальная, правозащитная. Если кому-то плохо: журналистам, вашему каналу или «второму» каналу, «России» плохо, ― мы должны выступить и сказать: «Свободу слова! Свободу собраний!».

Желнов: А что случилось? Почему в последние годы вы оттуда ушли или вас ушли? Людмила Улицкая, Игорь Иртеньев ранее ушли. Сегодня ― Сергей Пархоменко и дальше череда других. Понятно, что остаются многие российские литераторы, но тем не менее сам прецедент, сама шумиха создана. Что там не так?

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.