Дмитрий Гудков: «Навальный предлагает объединиться на условиях капитуляции. Есть солнце, а мы можем в его лучах греться»

Политик о выборах мэра, претензиях к Собянину, единомышленниках в «Единой России» и почему объединился с Собчак, а не с Навальным

В гостях у программы Hard Day’s Night — политик Дмитрий Гудков. Вместе с ведущим Михаилом Фишманом вопросы гостю задавали: корреспонденты Дождя Илья Шепелин и Лола Тагаева, корреспондент Русской службы Би-би-си Петр Козлов и специальный корреспондент «Медузы» Иван Голунов.

  • О партии с Собчак на базе «Гражданской инициативы» (01:16)
  • Верит ли в договоренности Собчак с Кремлем (07:00)
  • О сочувствующих депутатах в «Единой России» (09:15)
  • Что произошло между ним и Навальным (15:18)
  • О выборах мэра и праймериз (22:10)
  • О проблемах Москвы (34:37)
  • О претензиях к Собянину (49:52)

Фишман: Начну с места в карьер, с самого, как мне кажется, естественного вопроса, который возник у всех недавно. Ты объявил, что вы делаете, строите новую партию на основе партии «Гражданская инициатива», назовете ее «Партия перемен» вместе с Ксенией Собчак сразу после президентской кампании, и вопрос, который естественным образом возникает, — это, собственно, ваше объединение с Ксенией Собчак, которая как раз только что прошла президентскую кампанию. И дело даже не в том, что в начале и по ходу этой кампании было много вопросов в связи с тем, почему она идет, когда не пускают Алексея Навального на эти выборы и т.д. А я бы даже, скорее, обратил бы внимание на результат. Это 1,7% голосов, 1 миллион 200 тысяч примерно голосов на выборах. То есть это провал. Причем провал запрограммированный. Было с самого начала ясно, что у Собчак очень большой антирейтинг, что она в любом случае получает очень мало. Вот столько прогнозировали, вот столько и получилось. И было понятно, что поэтому, собственно, ее и пустили на выборы. По крайней мере, мы это все так трактовали. Зачем это объединение? Зачем с ней объединяться?

Ну, потому что одно дело — это результаты на президентских выборах, которых, конечно, же не было, как вы правильно сказали: не пустили Алексея Навального, и мы все, я думаю, что здесь все присутствующие одинаково относятся к этим выборам. Никаких выборов не было. Была коллективная молитва царю. В общем, собственно, и результат очевиден: 76% — за Путина, а все остальные кандидаты получили там какие-то маленькие проценты. Но, если мы говорим о строительстве политической партии, то главная цель — это сделать так, чтобы в 2021 году в парламенте появилась фракция. Не один какой-то депутат. Я уже был один, я наелся этого, мне хватит. Я хочу, чтобы была нормальная платформа, была фракция, которая бы представляла наши интересы.

Фишман: Да, я прекрасно понимаю. Но я еще раз повторю: проблема ведь в том, что с самого начала было понятно, что Ксения Собчак при всем уважении к программе, с которой она шла на этих выборах, у нее просто очень большой антирейтинг, просто очень много людей на нее смотрят скептически. И в этом груз, в этом проблема некая. Вот как ты к этому относишься? Все-таки вы идете вместе, это ваша общая проблема.

Михаил, мы живем в авторитарной стране, у любого оппозиционного политика будет очень высокий антирейтинг. Президентские выборы — голосование не за идеологию и не за программу. У Путина никакой программы нет, никакой идеологии. Нам приходится объединяться с теми, кто вообще способен объединяться. Поэтому я прекрасно понимаю, как строить политическую партию. Я знаю, что на нее очень высокий спрос и в обществе, и в регионах, и в региональных элитах в том числе. Поэтому мы попытаемся сделать партию нового типа, которая могла бы претендовать, я понимаю, что невозможно, наверное, будет победить и взять большинством, но я уверен, что преодолеть 5% барьер возможно. И даже, если в Думе появляется небольшая фракция, то это начало перемен. Я просто прекрасно понимаю, что если даже 6 депутатов, 3 депутата могут изменить атмосферу в стране.

Вспомните итальянскую забастовку в Государственной Думе. У нас было реально трое депутатов, которые все это придумали. Помните, вся страна обсуждала закон о митингах, наша поправка. Но три депутата изменили всю повестку. А если будет фракция, это значит, что мы сможем выступать по любому вопросу. И Государственная Дума будет обсуждать не борьбу с режиссерами, не угрозы со стороны Запада. Будет обсуждать нормальные актуальные проблемы. И это поменяет всю повестку для всей страны сразу.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю