Депутат Слуцкий о том, за что он любит США, почему Россия не признает «ЛНР» и «ДНР», и когда был аннексирован Крым

Hard Day's Night
19 ноября 2014
Поддержать программу
Поделиться
Часть 1 (21:30)
Часть 2 (16:05)
Часть 3 (15:23)

Комментарии

Скрыть

В гостях Леонид Слуцкий, депутат ЛДПР, глава Госдумы по делам СНГ. Поговорили о присоединении Крыма, признании «ДНР» и «ЛНР», о роли США в мировых кризисах и о том, почему Россию считают страной с имперскими интересами.

Дзядко: Мне хотелось бы вначале попросить вас прокомментировать слова Владимира Путина, которые он сегодня сказал в ходе заседания ОНФ: «США не унизить нас хотят, они хотят нас подчинить. Хотят за наш счет решать свои проблемы, хотят подчинить нас своему влиянию». Это действительно так? вы согласны с этой позицией?

Слуцкий: Конечно, так. Если вдуматься в 20 лет новейшей истории, в то, что происходило, наверное, будет ясно и то, что сегодня происходит в Украине, и корни этого конфликта, которые лежат далеко за пределами Украины. И цель США, которые действительно хотят подчинить, надо называть вещи своими именами. США – это сегодня держава, которая строит мировую архитектуру 21 столетия однополярную, где единственным полюсом влияния будут являться, как я их называю, с точки зрения наших стратегических друзей, именно США.

Можно вспомнить Збигнева Бжезинского, его хрестоматийную уже книгу 1997 года «Великая шахматная доска», где он провозгласил тезис, который, наверное, определил ход дальнейшего развития или расхождение, может, тех еще на тот момент центров силы, которые существовали в 90-е годы. Сказано было так: США – это мировой центр, мы строим однополярный мир с гегемонией одной державы, и это однополярное мироустройство строится на обломках России, против России и за счет России. Форпостом нашей деятельности является Украина, главное в этой парадигме то, что Россия с Украиной сверхдержава, без нее – совершенно наоборот.

В этой парадигме Бжезинского, озвученной в далеком 1997 году, кроится корень того, что произошло в ноябре прошлого года, из чего начался тот страшный гражданский конфликт на Украине. И говоря сегодня о том, что происходит на Украине, нужно не цитировать Порошенко, давать оценки Яценюку, а в первую очередь, если мы хотим рассуждать в абсолютной системе координат, понимать твердо, в какой системе координат мы находимся, откуда все это дело возросло.

И то, что сказал Владимир Владимирович, дает совершенно четкую оценку тому, что сегодня происходит в мире. США строят полярный мир. Недаром, находясь в своей системе понимания, они уничтожили Милошевича, разбомбили Косово, вытеснив оттуда столетиями живший на этой территории сербский этнос, дальше была Ливия, до этого еще был Ирак, после которого стерев с лица земли этот режим и его лидера, США развели руками.

Дзядко: Все то, что происходит на Украине, это тоже сделали США?

Слуцкий: То, что сейчас происходит на Украине, сделано США и продолжается делаться США.

Севрюгин: Вы были в «Донецкой народной республике» и в «Луганской народной республике» на выборах, лично видели, как живут люди, как прошли выборы. Выборы эти комментирует Юрий Ушаков, помощник президента, он сказал, что мы уважаем выбор, уважаем эти выборы. Но на вопрос «Уважаем – равно признаем?», сказал это разные вещи. Ваша позиция какая?

Слуцкий: Уважаем – это не означает признаем. Знаете, когда находишься там и смотришь в глаза людей, которые верят в свое будущее, которые в течение последнего месяца, несмотря на продолжающиеся обстрелы, на циничное, грубое нарушение минских договоренностей, на убийства, в том числе 5 ноября убийства детей, эти кадры облетели весь мир, там ведь продолжаются убийства не только эти, скажем, днем вскрываются, прошу прощения за патетику, все новые и новые Голгофы, массовые захоронения. Стрельба продолжается, минские договоренности не соблюдаются, а теперь со словами Петра Алексеевича Порошенко, который призывает всех возвращаться из Донбасса…

Дзядко: Леонид, я прошу прощения, ближе к выборам.

Слуцкий: Если мы говорим о выборах, давайте говорить не о Порошенко, Яценюке, а говорить, чтобы нас понимали, откуда возрос кризис, что происходит сегодня, чего хотят люди. Отвечая на вопрос Игоря, я скажу, что люди, конечно, хотят мира, люди верят в то, что институты «ДНР», я был именно в донецком регионе, будет реальная ситуация с судом, с социальными выплатами, которые сейчас остановлены Киевом.

Дзядко: Мы, как официальная Москва, чего хотим? Что значит – уважаем, почему не признаем?

Слуцкий: Давайте не будем цепляться к словам Юрия Викторовича Ушакова. Признавать – это значит признавать «Донецкую и Луганскую народные республики». Мы сейчас не говорим, что мы их признаем, мы говорим о том, что они являются самопровозглашенными. Мы уважаем прописанное в уставе Организации Объединенных наций право нации на самоопределение, мы уважаем право жителей Донбасса и Луганщины на самоопределение. Мы уважаем волеизъявление подавляющего большинства, фактически всех жителей этого региона, которые избрали глав этого региона Захарченко и Плотницкого, которые стояли в очередях на избирательные участки.

Кстати, на коленках под обстрелами организованные, организовать действительно было очень сложно, но ведь организовано было здорово. Мы прошли десятки выборов с коллегами, которые были в странах членах Совета Европы, где отнюдь не под обстрелы выборы готовились. Организовано было здорово, явка была очень высокой. Люди пожилые, которые с трудом доходили до избирательных участков, шли. По горящим глазам, по этому настроению…

Дзядко: Я сегодня вас будут направлять с патетики на конкретику. То есть это означает, что РФ мыслит Донецкую и Луганскую области в составе Украины?

Слуцкий: Тихон, сама формулировка и то, что ты сейчас меня перебил, говорит о том, что тебе надо поехать на юго-восток, можем поехать вместе. Дело в том, что патетика в данном случае неотделима от конкретики. Когда 16 марта я был в Крыму, когда сейчас я видел эти выборы под обстрелами, глаза людей, в том числе пожилых, моя реакция, может быть, здесь, в московской студии звучит, как патетика. На самом деле ничего более конкретного сказать нельзя. Люди, которые боятся за свою жизнь, за жизнь своих детей, возвращаются в регион и хотят своими руками созидать будущее этого  региона, как часть русского мира, как то государство, с их точки зрения, где они могут учить детей на родном языке.

Мне кажется, что это не патетика, мне кажется, что это на крови самое что ни есть конкретика, которая дает нам чувство эмоционального соприкосновения с реальным волеизъявлением людей. И когда это происходит рядом, когда люди делятся своей надеждой, конечно, это заряжает, их оптимизм, их вера в будущее своего региона, своего, как они считают, государства.

Дзядко: А вы считаете, что это государство?

Слуцкий: Мы на сегодня считаем, что надо двигаться последовательно. Мы – часть мирового политического пространства, мы – часть мирового информационного пространства. Когда-то в начале 90-х годов мы отказались от таких понятий, даже не понятия, а целых механизмов, которые вам, журналистам, должны быть хорошо понятны, как пропаганда и контрпропаганда. Пропаганда советская, контрпропаганда были очень сильны в советское время. Наши стратегические друзья, как я их называю, отнюдь не отказались от этого института, от этого механизма. Они в этом плане усилились.

Для того, чтобы было понятно, о чем я говорю, давайте подумаем о том, что в конце 80-х, когда еще близко не было интернета, электронных СМИ, наше вещание было в сто раз более объемное, нежели сегодня. Сегодня мы в мировом информационном пространстве напоминаем Луну, которая лишена атмосферы, и каждый квадратный миллиметр которой в единицу времени бомбардирует десять в третьей или в четвертой степени метеоритов.

Дзядко: Извините, что я в очередной раз перебиваю. Вы говорите, что нужно идти последовательно. Означает ли это, что Россия в скором времени признает «ДНР» и «ЛНР»?

Слуцкий: Все последние недели телеканалы, печатные СМИ, интернет и самые прогрессивные, без лишней патетики такие телеканалы, как Дождь, исследуют, на мой взгляд, частности. Нам надо смотреть, что происходит. Сегодня наши стратегические оппоненты…

Дзядко: Для вас же не было частностью, когда США признали Косово и страны Европейского союза.

Слуцкий: Если ты пытаешься перевести на Косово, не просто признали, последовательно признали ОБСЕ, до этого США, после этого Совет Европы. Косово, в котором было уничтожено более 40 православных соборов, более 150 православных кладбищ сровнено с землей, я бы рекомендовал почитать труды Наталии Алексеевной Нарочницкой, которая очень справедливо делает вывод о том, что США после независимости Косово, пройдя через долину, через Салоники на углеводородный эллипс в Средиземном море одержали самую серьезную, это, может, сложно на слух воспринять, экономическую победу в
Европе с момента подписания декларации о национальной независимости.

Давайте подумаем над Косово, что там реально произошло. Далекий 1867 год, Федор Иванович Тютчев, который был не только знаменитым поэтом, но и знаменитым политиком своего времени, на дворянском собрании Санкт-Петербурга выступает со своей знаменитой небольшой поэмой «Славянам»:  «Давно на почве европейской, где ложь так пышно разрослась, давно наукой фарисейской двойная правда создалась». Она очень длинная, и там последние слова: «Не тронуто Косово поле, не срыта Белая Гора!».

Косово всегда веками было краем православных святынь, все это было стерто с лица земли. Сербский этнос был вытеснен за пределы края, и через несколько месяцев крупнейшие мировые институты, включая ООН, признали независимость Косово, не заметили создание очага радикальной исламизации в центре Европы, уродливых, таких ужасных явлений, как трафик человеческих органов, который, к сожалению, продолжается по сей день. Единственные, кто сделал на эту тему доклад, был Совет Европы, его парламентская ассамблея. Мне кажется, что нам лучше, у нас достаточно много времени, но все-таки не так много, идти последовательно, не перескакивать.

Великовский: У нас есть три претендента на волеизъявление на нашей границе, есть Южная Абхазия, есть Крым и есть «ДНР» и «ЛНР». Какова логика России, почему некоторых из них она только уважает, других она признает, а третьих принимает в состав РФ, хотя стремления у всех были одинаковые?

Слуцкий: Для этого надо понимать историю, реальная аннексия Крыма произошла в 1991 году, когда было проигнорировано и Киевом, и международным сообществом решение Верховного совета Крыма о присоединении к РФ. Почему я начал говорить и приводить сравнения с мировым информационным пространством, с нами, как с Луной без атмосферы, сейчас деформируют образ России в мире.

Вы – образованные ребята, вы владеете языками, почитайте. Я сейчас почитал СМИ во франкоязычных странах Африки, в испаноязычных странах Латинской Америки, аннексия Крыма, Путин – главная угроза мировой архитектуры, Россия – страшный агрессор и так далее. Реальная аннексия Крыма произошла в 1991 году. Все эти годы, вплоть до 16 марта этого года, люди хотели воссоединения. Кстати, можно почитать того же Бжезинского, буквально несколько недель назад он говорит: «Здорово, что так произошло. Крым – это пудовая гиря на ногах российской экономики и одновременно это средство для шельмования России в мировом информационном пространстве». Точнее не скажешь, и он публично это заявляет циничным образом. Вот то, что сегодня происходит.

Сегодня в мировых СМИ, сегодня во всех странах мира наши стратегические друзья нас бомбардируют, как поверхность Луны без атмосферы, то есть без контрпропаганды, и создают образ России, как страны, осуществившей аннексию Крыма, как страны-агрессора, как страны с имперскими амбициями, как страны, которая является главной угрозой для архитектуры 21 столетия. Хотя ситуация переворачивается, дорогие друзья, с ног на голову. Именно США как фиговым листком, прикрываясь резолюцией Совбеза ООН, где говорилось «никаких вооруженных сил», сначала вошли в Ирак, уничтожили Саддама Хусейна, уничтожили режим, не нашли никакого химического оружия. Потом Косово, вы помните, под какими предлогами. Потом Ливия, был стерт с лица земли тогдашний режим Каддафи.

Великовский: Скажите, чем помогает Россия Донецку и Луганску, этим самопровозглашенным республикам?

Слуцкий: Я, кстати, не до конца ответил на ваш вопрос, я ответил только о Крыме, о его аннексии не сейчас, а в 1991 году. Что касается Абхазии и Южной Осетии, давайте вспомним Цхинвал 2008 года. Я помню Владимира Владимировича на валдайском клубе в конце 2008 года, он рассказывает, как в дни пекинской Олимпиады он смотрел CNN в Пекине, BBC, китайские каналы, и говорят: «Россия напала на маленькую Грузию». До выхода доклада Европейского союза, до выхода доклада Хайди Тальявини мир год с лишним предполагал именно это. Тогда уже начиналось, точнее, продолжалось именно шельмование России в мировом информационном пространстве. И ситуация с Цхинвалом, с Саакашвили, который напал на женщин, детей и миротворцев, вероломно, в дни олимпийского перемирия, имел ту же цель, которую сейчас, но в гораздо большем масштабе имеет место на Украине, когда уничтожаются мирные жители, а во всем этом в мировом информационном пространстве обвиняется Россия. Россия сбила «Боинг», Россия…

Великовский: Почему одних признали, а других не признаем?

Слуцкий: Я ответил по Абхазии и Южной Осетии. Тогда центробежная тенденция создала режим Шеварднадзе в советское время, затем режим Саакашвили, все было закончено 8 августа 2008 года. И мы понимали, что Абхазия и Южная Осетия не готовы будут жить в составе Грузии. Дальнейшее нахождение в составе Грузии – массовое кровопролитие, Абхазия и Южная Осетия заявили о суверенности. Мы этот суверенитет признали, уверен до сих пор, что этим мы предотвратили само серьезное кровопролитные конфликты на Южном Кавказе.

Что касается «ДНР» и «ЛНР», мы сейчас признаем право этих жителей на самоопределение, мы уважаем их свободное волеизъявление, высказанное на выборах. Нельзя ни в ком случае подвигать Крыма, Абхазию, Южную Осетию, Донецк и Луганск под одну гребенку. Наши «стратегические друзья» хотят, чтобы весь мир воспринимал это именно одинаково, что все это как звенья одной цепи имперских амбиций России. По «ЛНР» и «ДНР» здесь ситуация такова, что говорится о присутствии наших военных устами Петра Алексеевича Порошенко.

Давайте сейчас подумаем о США, как о крупнейшей космической державе. Если бы, упаси Господь, там были бы наши войска, представьте себе, какие бы снимки сейчас обходили мировое информационное пространство. Там нет наших войск. Я задаю вопрос наблюдателю ОБСЕ неоднократно, письменно заявляли в штаб-квартире ОБСЕ в Вене, что там российских войск нет, нет их движения через границу, нет их присутствия на самом юго-востоке в Донецке и Луганске. Позвольте спросить, почему эти документы не опубличиваются в мировом информационном пространстве? Ответ очевиден. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.