Чеснаков: Навальный - экстремал, а не экстремист

25 июля 2012 Тихон Дзядко
1 770 2

Политтехнолог и заместитель секретаря «Единой России» о том, почему партия не стала дебатировать с Алексеем Навальным.

Бададин: Вернусь к теме креативного класса и его лидеров. Про Навального, в независимости от того, как мы все к нему относимся, у нас родилось эмпирическое наблюдение: «Единая Россия» Навального боится. Боится с ним дебатировать, выступать с ним на одни и те же темы, дополнительно пиарить его, называя его фамилию. Вы боялись его?

Чеснаков: Алексей Навальный - хороший пример того, как будут расскручиваться политики и общественные деятели в ближайшие годы. Такой деятель-паразит. Этот тип  политиков берет важную тему, большую политическую или социальную силу, пытается паразитировать, атакуя ее с разных сторон. Тем самым, зарабатывая себе политические очки. Это хорошая технология. Некоторые говорят, что она работает на 100% в пиаре. Я с этим не согласен. В данном случае я не понимаю, почему мы должны были дебатировать с Навальным, если он не был субъектом избирательного процесса. Если бы он присутствовал в избирательном бюллетене, влиял на поведение избирателей напрямую, тогда с ним надо было идти на дебаты. Когда избиратель смотрит в телевизор и видит, что там появляются определенные политические силы, он, конечно, выбирает между ними. Если политическая сила в этот момент вынуждена еще дебатировать с каким-то аутсайдером, человеком или силой, находящимися  за пределами этой системы, то она тем самым разбрасывается. Она решает не главные вопросы, которые нужно решать в борьбе со своими политическими противниками непосредственно, а разбрасывается на тех людей, которые, собственно, ничего ей не дают.

Макеева: Но это могло стать демонстрацией силы. А отказ от этих дебатов – слабость?

Чеснаков: Демонстрацией силы, Маша, это не могло быть ни при каких обстоятельствах, потому что крупная политическая партия, которая раздолбала бы Навального ничего бы все равно не приобрела.

Дзядко: Почему большинство представителей этой политической силы десятками направляют обращения в суды по поводу Навального. А ваш коллега Железняк говорит, что возвращение документов о клевете, в первую очередь, ударит по Алексею Навальному.

Таратута: С каких пор он стал человеком «из неупоминаемого»? Когда он вырос в ваших глазах?

Чеснаков: Для меня он стал человеком, имя которого можно и нужно упоминать после событий на Болотной. Тут он возглавил протест, стал самым экстремальным, не хочу говорить "экстремистским", из той когорты, которая была на Болотной.

Купить подписку
Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера