Арас Агаларов об острове Русский: «Я рассчитываю на то, что меня больше ни о чем не попросят»

Hard Day's Night
20 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Владелец Crocus Group Арас Агаларов о полученном подряде на строительство Дальневосточного федерального университета на острове Русский на 57 млрд рублей.
Мария Макеева: Можно ли, не интересуясь делами этой тусовки, получать такие подряды, как тот же остров Русский, например? И то, что вы сейчас временно не интересуетесь делами тусовки, а целиком сосредоточены на острове Русский - мешает ли вам? Потому что, например, была еще одна идея, в том же географическом направлении - с космодромом «Восточный».

Арас Агаларов: Вы знаете, если бы я был в тусовке, наверное, Бог бы меня миловал, и мне бы этот факультатив в виде острова Русский просто бы не поручили. Потому что летать за 9 часов, строить миллион квадратных метров, включая инфраструктуру, заводы, дороги, трансформаторные станции, очистные установки, опреснительные установки, за 70 тысяч рублей за квадратный метр (все включено, включая мебель, постельное белье и занавески) - это, наверное, не тусовка. Тусовка это немножко другое. То есть там дай бог уйти мне с минимальными убытками этого проекта, потому что проект настолько ответственен. Слава Богу, что мы его вовремя сделали. С учетом того, что там не было дороги, причалов нормальных, складов, электричества, тепла - там ничего не было.

Макеева: Вам поручили невыгодный проект, и вы согласились?

Антон Желнов: Вы же не чиновник.

Агаларов: Я не чиновник, да.

Макеева: И не могли отказаться?

Агаларов: Нет. Отказаться, знаете, сложно. Но тут две есть причины.

Тихон Дзядко: Почему сложно?

Макеева: Если вы можете себе позволить не интересоваться делами тусовки, то и отказаться, наверное, не сложно.

Агаларов: Во-первых, тут есть, наверное, элементы тщеславия - не каждому поручают стоить город. Миллион квадратных метров, чтобы вы себе представляли - это больше, чем Митино, и это больше, чем Крылатское, в том виде, когда его в первый раз построили. Сейчас я не знаю, сколько там метров. Это очень много. Я не знаю, строит ли сейчас вся Москва миллион квадратных метров в год или не строит.

Андрей Воскресенский: Больше.

Агаларов: Ну, может быть, два. То есть это соизмеримо: вся Москва и один человек на конкретном острове. Мало того, когда мы приступили к этому проекту меньше, чем 3 года тому назад, была задача полностью переделать тот проект, который был. То есть, по сути дела, без проекта начать строительство.

Воскресенский: И вы прямо так же переделывали, сами рисовали?

Агаларов: Нет, здесь были государственные структуры. Если интересно, я могу назвать - это СНИП «Жилище». Это, я считаю, один из сильнейших в стране институтов. И была американская компания. Но все равно между ними был я, потому что 920 тысяч квадратных метров самому рисовать практически невозможно. Но все окончательные решения все равно принимал я, и фундамент я начал строить. Я считаю, что в архитектуре, и вообще в строительстве это ноу-хау - без проекта. То есть мы начали строить плиту фундамента, не зная, куда будут опираться колонны. Начали просто тупо строить.

Воскресенский: А вас не посадят после того, что вы сказали сейчас?

Агаларов: Я думаю, нет. Потому что параллельно с этим мы делали проект, параллельно с этим мы считали, как должны быть фундаменты, с учетом сейсмичности в 7 баллов, и параллельно с этим делались все экспертизы. То есть все делалось в параллели. И все делалось с большим запасом, с огромным запасом.

Дзядко: Все-таки зачем вам это нужно? В чем основной интерес-то острова Русский для вас? Вы занимались своими интересными, довольно амбициозными проектами в Москве. И вдруг остров Русский.

Агаларов: Я же сказал, что здесь есть несколько движущих мотивов. Первый - это если вас пригласят и скажут, что кроме вас это сделать никто не сможет.

Дзядко: Вам так сказали?

Агаларов: Да. И это ответственное поручение, и мы вам поручаем это сделать. Вы сможете это сделать? То есть я должен был сказать «нет, я это сделать не смогу»? Либо я должен был сказать «да, я это сделать смогу, но при определенных условиях». А условия - чтобы было разрешено вот это, это и это. Все, естественно, в рамках закона. Но были определенные требования, которые, как мне казалось, должны были на тот момент облегчить процесс строительства. И в принципе это амбициозная история, когда ты справился с тем, с чем практически справиться невозможно. Я это говорю совершенно ответственно. Если вы пригласите любую строительную компанию в мире, и сказать им «сможете ли повторить это за 3 года, без окончательного проекта?», то все просто рассмеются вам в лицо.

Воскресенский: Все же я спрошу. Цифра 70 тысяч за квадратный метр под ключ - она откуда взялась? Это вы ее назвали, или вам назвали?

Агаларов: Нет, я называл все время 3000 долларов за квадратный метр, включая инфраструктуру. То есть если инфраструктуру вычесть, то это приблизительно половина - тысяч 50 рублей за квадратный метр. Но сложилось таким образом, что эти квадратные метры как-то добавлялись. Деньги тоже добавлялись, но квадратных метров добавлялось больше, чем денег. И в результате приблизительно получилась такая стоимость.

Желнов: А у вас после этого факультатива в виде острова Русский еще осталось желание с госзаказами работать и дальше?

Агаларов: Я думаю, что если мне сейчас что-то поручат, то мне надо будет ездить с двумя реанимобилями и операционной. Потому что, на самом деле, это было очень тяжело. До этого все, что я делал - это было развлечение. А это было очень и очень тяжело.

Желнов: Очевидно, что есть какой-то взаимовыгодный процесс. Если вас просят, а вы соглашаетесь, то есть уже какие-то личные отношения. Вот на что вы рассчитываете?

Агаларов: Я рассчитываю на то, что меня больше ни о чем не попросят.

Макеева: А почему мы все время обезличенно говорим? Ведь это Игорь Шувалов вам поручил?

Агаларов: Да.

Макеева: Вы, может быть, с Путиным встречались и обсуждали, как это все будет?

Агаларов: С Путиным мы тоже встречались. Это было уже на выставке в Сочи, когда проект начался. Если вы помните, в сентябре 2009 года была выставка в Сочи, и там я построил за 3 дня одну комнату. Там этих комнат сейчас почти 7 тысяч, а там я построил просто комнату, в которой будет жить студент. И это всем очень понравилось. Владимир Владимирович пришел на этот стенд, осмотрел, спросил «Неужели это будет так?». Для него было удивительно, что можно за такой короткий срок построить это. Он был на острове дважды. Он человек молчаливый, особо меня не хвалил. Но по глазам было видно, что он доволен тем, что происходит.

А Игорь Иванович Шувалов меня в эту историю втянул. Я был сначала консультантом обычным. А познакомился он со мной в 2008 году на автомобильной выставке. Это была первая большая автомобильная выставка в «Крокусе», все приезжали. Все вице-премьеры были, все министры были и так далее. Я высоких гостей сам лично встречал, делал экскурсию. Он тогда задержался, осмотрел весь выставочный центр. Я даже удивился, что он потратил столько времени. Он задержался до 11 часов вечера. То есть внимательно осмотрел все залы. Концертный зал мы тогда уже почти закончили. Ну, он не все смотрел, но практически все типы посмотрел.

И после этого – на Новый год я был в Америке, у супруги день рождения – он позвонил и спросил, смогу ли я присутствовать на совещании. Я приехал в качестве обычного консультанта. Там назывались какие-то цены. То есть за эти деньги должно было быть построено 120 тысяч квадратных метров. И объяснение было, в принципе, очень логичное - что сначала надо построить жилье для тех, кто будет строить. Надо провести воду, сделать причал, построить дорогу. А потом эти люди уже должны строить.

А вы за сколько построите? Я сказал, что думаю, что если в Москве мы строим за две тысячи (я, честно говоря, даже не знал, где этот остров Русский находится), то там мы построим тысячи за три. Потом там решались вопросы с водой. Я сказал, что не надо никаких водоводов по дну океана тащить, можно поставить обычный опреснительные установки, которые во всём мире используются. Ну и так далее – с очистными, с мусором. Мне это где-то даже импонировало, что я могу высказать где-то свое, как мне казалось, какое-то мнение. А дальше – больше. Когда я уже был больше втянут, уже понимал, что и как происходит. Просто, можешь ли это сделать сам? Я сказал, что, в принципе, при определенных условиях. Раз я советую… Нельзя же советовать то, что сам сделать не можешь.

Дзядко: И после этого статус ваш изменился. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.