Андрей Курпатов: «У меня не было задачи строить карьеру ученого»

Доктор о том, что он делает для «Сбера», о работе на ТВ и мировом интеллектуальном кризисе

В гостях у программы Hard Day’s Night — телеведущий и психотерапевт, президент Высшей школы методологии, научный руководитель Лаборатории нейронаук и поведения человека «Сбербанка» Андрей Курпатов. В конце сентября «Сбербанк» объявил о ребрендинге и презентовал новый логотип, в котором отказался от слова «банк». В прошлом году банк открыл лабораторию нейронаук и поведения человека под руководством доктора Курпатова. Сообщалось, что лаборатория будет проводить научные исследования в области нейрофизиологии, социальной психологии, когнитивистики, а также внедрять разработки в повседневную практику компаний «Сбербанка». 

Обсудили: превращение «Сбербанка» в IT-компанию, какие задачи решает лаборатория, а также работу Курпатова на ТВ, его образование и конфликт с молодыми учеными.

 

 

Вместе с Антоном Желновым эфир провели:

  • Ведущая Дождя Александра Яковлева
  • Создательница подкаста и телеграм-канала СyberMom, директор по цифровизации образования Московской школы управления «Сколково» Мая Стравинская
  • Журналист Дождя Когершын Сагиева
  • Журналист Дождя Алексей Коростелев

Желнов: Добрый вечер. Hard Day’s Night на Дожде, и я приветствую вас, наших зрителей, вот в такое необычное время, не во вторник, вот в среду на этой неделе получилось выйти в эфир, но зато, как принято говорить, очно. У нас сегодня в студии, не по зуму, не по скайпу, а человек приехал из Питера даже, Андрей Курпатов. Доктор Курпатов, как вы его прекрасно знаете, наверное, врач, психотерапевт, писатель, и с некоторых пор, уже больше года, руководитель лаборатории нейронаук и поведения человека «Сбербанка». Андрей, добрый вечер.

Курпатов: Добрый вечер.

Желнов: Несколько недель назад, пару недель назад, был вот этот масштабный ребрендинг «Сбербанка», теперь это «Сбер», была целая презентация, Греф с микрофоном аки Стив Джобс. Вас там не было. Почему?

Курпатов: Не было.

Желнов: Хотя вы один из топ-менеджеров, как вы и говорите, на пол-ставки, но тем не менее, один из топ-менеджеров и «мозгов» «Сбера».

Курпатов: Ну, не было. Это же был сценарий, все было прописано, была задача представить. Я бы здесь вас поправил, когда вы говорите ребрендинг «Сбербанка», на самом деле произошел брендинг, показали экосистему, те все новые продукты, которые не являются банковскими. Там к «Сберу» теперь добавляется «Здоровье», «СберЛогистика», «СберЕда», «Сбер еще что-то», и «Сбербанк», в частности. Поэтому это не ребрендинг в классическом понимании слова, это появление нового бренда «Сбера». Мы со своей стороны как бы очень рады этому, но сказать, что…

Желнов: То есть не банк, а уже целый мир, по сути, IT-компания огромная.

Курпатов: IT-компания это еще один большой отдельный разговор про «Сбер».

Желнов: Поговорим.

Курпатов: А лаборатория, мы же занимаемся просто, по сути дела, клиентским опытом. Наша задача состоит в том, чтобы люди, сталкиваясь с нашими продуктами, продуктами «Сбербанка», его системы, чтобы они чувствовали себя более комфортно. Не секрет, что «Сбербанк» в целом, с точки зрения услуг, которые он оказывал, не всегда казался таким деликатным, обходительным, нежным, внимательным к клиенту и так далее. И задача состоит в том, чтобы просто те услуги, которые банк предоставляет, они были максимально органичны, и для этого надо понимать просто, как мозг человека устроен. И плюс у нас есть еще внутренние клиенты, так называемые, наши сотрудники банка, у нас огромные…

Желнов: Которые тоже пытаются в мозге разобраться, как я понимаю.

Курпатов: Которые испытывают стресс и нагрузки, которые испытывают профессиональное выгорание, которые решают достаточно сложные задачи с большими рисками и так далее. Наша задача состоит в том, чтобы, с одной стороны, психологически оказать, придумать инструменты, там всем не окажешь помощь, но создать инструменты, которые позволяют. А с другой стороны, обеспечить карьерный рост и развитие, потому что у каждого из нас есть свои какие-то психологические особенности…

Желнов: Естественно.

Курпатов: Если их учитывать, можем помогать развиваться человеку.

Коростелев: То есть вот этому брендингу «Сбера», как вы говорите, вы отношения по большому счету не имели? Или имели?

Курпатов: Если вы считаете, что триста мне прислали… Первую новость, которую я узнал про брендинг, это то, что я потратил триста миллионов. Триста миллионов чего там было, долларов, евро? На брендинг. Это, конечно, чистая нелепость. Он, во-первых, не мог стоить в принципе таких денег. И это на самом деле как раз именно бренд, брендинг, потому что вот эти все компании, которые существовали, им нужно было дать свое собственное лицо, потому что там многие бизнесы объединились под одним и тем же брендом и так далее.

Желнов: Понятно. Но вы имели отношение вот к этому изменению гигантскому?

Коростелев: И насколько вы были вовлечены?

Курпатов: Я не знаю, может, я тайну какую-то сейчас скажу, я когда пришел в банк работать, уже все было решено, просто ждали правильного момента, когда будет готово, для того, чтобы заявить экосистему, понятно. Сохранили зато в тайне.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю